Tags: тревожное

Ушкова.

Заявление Независимого медицинского сообщества

Заявление Независимого медицинского сообщества из-за исчезновения инъекционного фуросемида:
https://nmsmedic.ru/furosemid/
От ссылки в ЖЖ ничего не изменится. Но я не знаю, что ещё можно сделать.
Страшно даже представить: кому-то нужна помощь, и помощь возможна - лекарство существует, оно известно. Но добиться этой помощи невозможно. Страшно представить себя и на месте врачей, и особенно на месте близких такого пациента.
Липецк

Ещё про образование

Мне жалко, что больше ничего не связывает меня с университетом. Оказывается, я стала чувствовать это место своим. Не домом, не почти домом, но всё же приятным для меня местом, знакомым и понятным. К тому же местом, где я своя (меня многие знают) и где я хорошая: ценится то, что я умею, репутация работает на меня и т. д. Местом, с которым связаны хорошие воспоминания, и легко почувствовать себя "как раньше", как в нужной жизни. Ненадолго, но всё же вернуться к тем ощущениям. Меня раздражало всё, что этому ощущению мешало: турникеты, отсутствие карточки. Ну вот, теперь ничего не связывает.

И в то же время, если обратиться не к чувствам, а к разуму, это большая удача. Ощутить эмоцию в знакомом пространстве можно, но в самом университете всё уже не как раньше. И все изменения к худшему.
Collapse )
Ушкова.

Малодушие

В конце мая прилетает папа. Это должно радовать, а мне почему-то страшно. Мне почему-то кажется, что или случится что-то страшное, или я узнаю о чём-то страшном, случившемся ранее. И надо будет срочно что-то делать, а я не справлюсь.
Мне 16 лет.

Обухом по голове

Яндекс в очередной раз преподнёс сюрприз. Теперь Яндекс.Фотки:
"У нас есть важные новости, о которых мы хотим Вам рассказать. Дело в том, что Фотки скоро переедут на Яндекс.Диск. Но не волнуйтесь: Ваши фотографии и альбомы никуда не пропадут. Мы аккуратно перенесём их в облако, где они будут в полной сохранности. Ссылки на Яндекс.Фотки, которые Вы публиковали в сети, будут работать по-прежнему."

Обещают, что ссылки будут работать. А вставленные через код для ЖЖ фотографии будут работать? Те, что длиннее по вертикали, я размещаю при помощи кода. Но Яндексу я не верю: им было наплевать на уже размещённые видеоролики, когда закрывали Яндекс.Видео; было наплевать, когда закрывали поиск по блогам. То, что люди уже доверились им, для этой компании ничего не значит. Они спокойно могут передумать через год-другой.

У меня отложенных записей набралось на десять лет вперёд. В том числе с отсканированными фотографиями к определённой дате. Я не смогу даже их переделать, не говоря уж о записях, сделанных ранее.

Ну да, не крушение поезда, не падение самолёта, все живы. Но мне жалко мои записи с фотографиями. Всё же это важная часть моей жизни.

Больше всего я боюсь, как бы что-нибудь не сделали с письмами за все годы. Потерять их для меня хуже всего. Скопировать всё нереально. А с Яндекса станется и почту закрыть. Я уже поняла, что на эту компанию нельзя было рассчитывать. Жаль, что поняла поздно.
Липецк

Вина и воздаяние

Я не про выступление. Я про то, о чём часто думаю: о вине и ответственности, о том, что считать виной. А раз уж зашла речь...
Вот я. Взрослый человек, более-менее знающий историю. У меня высшее образование. От меня не зависят другие люди (дети, старики, больные родственники). У меня нет какого-то важного дела, которое зависело бы от моей жизни (довести до конца важный научный проект, сохранить действующую под моим руководством организацию или что-то подобное). Да в конце концов, я просто не боюсь смерти и не стремлюсь прожить долго. Мне не жалко умереть не просто сегодня - сию секунду.
Так вот если представить, что сейчас от меня требуют участия в каком-то явно неправедном деле, требуют моей подписи, а то и действий (про молчаливое согласие я уж молчу, этот этап уже почти прошли)... А знаете, я ведь испугаюсь. Хотелось бы надеяться, что не промолчу и откажусь, а там пусть делают со мной что угодно. Но, насколько я себя знаю, оснований для этой надежды у меня не так уж и много. Испугаюсь не смерти (я её не боюсь), но всего, что ей предшествует. Боли испугаюсь. Испугаюсь собственного страха: вдруг сейчас не страшно, а когда осмелюсь возразить, страх придёт, но будет поздно?
Так как же я могу обвинять других? Возможно, позже понявших, что происходит. Возможно, обременённых иной ответственностью. Возможно, просто боящихся за собственную жизнь. Это же вполне понятный страх - страх за жизнь.

Слово "невинные" не кажется мне правильным в этом контексте. Однако и бессмысленным в том же контексте оно мне не кажется. Вопрос о личной ответственности в коллективном преступлении, о границах этой ответственности для меня очень важен, но я не вижу однозначного ответа.
С моей точки зрения, даже молчаливое неучастие в зле без попыток исправить и предотвратить, без сопротивления, простое обывательское сосуществование - уже не невинность. (И я не невинна) Но это такая вина, судить за которую других невозможно или очень сложно. Это личные отношения со своей совестью. И какого-то материально выраженного воздаяния (прописанным в документе выговором, тюремным сроком, штрафом, казнью - чем угодно) за эту вину быть не может. Но и невинностью уже не назовёшь. И так до определённой границы, за которой уже возможно осуждение. Но где проводить границу?
Мне кажется, граница в личном одобрении. Между "это неправильно, но что я могу" (уже не невинность, но ещё не та вина, о которой я смею говорить) и "правильно, фюрер знает, что делает".
Я не способна на жалость (я сейчас не о том, как правильно, а о том, как чувствую я) ни к убеждённому нацисту, ни к тому, кто в целом действия своего правительства оправдывал. Но я не способна осудить того, кто не выбирал, не соглашался, но не смог воспротивиться. Невинным не назову, но могу понять того, кто назвал. Очень тонкая граница.

А если говорить именно об этой истории, о выступлении мальчика и яростной реакции общества, то мне не даёт покоя одна ассоциация (и мне бы хотелось, чтобы она оказалась неуместной, притянутой за уши). Бертольд в "Семье Опперман".
И как-то уж очень реакция нашего общества напоминает реакцию тех немцев, требовавших извинений от Бертольда.
  • Current Mood
    Немного переделанный комментарий
  • Tags
Из-под снега...

Из переулочков скромных всё исчезаете вы

Исчезают и домики старого Ельца.
Улица Пушкина. Этот зелёный дом с резными белыми наличниками стоит без стёкол уже много лет.
А недавно и наличники стали опадать.
Липецк

Человек в истории

Вновь гонения на конкурс "Человек в истории. Россия. ХХ век":
http://urokiistorii.ru/node/53757
Трудно отнестись равнодушно. Этот конкурс очень важен, он позволяет с юности ощутить живую историю - не гранитную, а человеческую. Учит видеть за цифрами людей.
А для меня тут сошлось и общественное, и личное. В 2005 я, одиннадцатиклассница, была в числе победителей. Один из самых счастливых моментов в моей жизни. Без преувеличений. Тогда я и представить не могла, до чего дойдёт.
Интересно, чем кроме перепоста можно помочь?
Липецк

И снова с местного сайта. Эксперимент

Результат неутешительный, однако ожидаемый, ничего нового. Но страшнее всего реплика: "За ребёнка я бы вступилась, за девушку нет" (на видео 3 минуты 26 секунд). Вот это действительно пугает. Когда люди просто не останавливаются, возможно, они боятся за себя. Жертве от этого не легче, но можно надеяться, что люди хотя бы не воспитают новых преступников, не будут говорить, что насилие оправдано.
Если же разбирают "за этого вступлюсь, а того пусть бьют", тут уже явное оправдание: этих бить нельзя, а тех - пожалуйста, на здоровье.
Вот тут-то и видно, что в обществе что-то сломалось и насилие склонны оправдывать.
Даже авторы ролика делают упор на "детей в раннем возрасте" (4 минуты 18 секунд) - с ними так нельзя, а люди не понимают и равнодушно проходят мимо. А со всеми остальными что, можно?
Липецк

Ответное предложение

В ответ на это.
Поскольку возмущаться бесполезно, вношу рацпредложение. Если уж основными заботами власти стали "на чём бы сэкономить" и "как бы придушить", предлагаю подсчитать, что обходится дороже: одна пуля на каждого обывателя или проведение всех советов и чтений. Может, дешевле и быстрее будет нас просто пристрелить? Или обязательно нужно, чтобы помучились?

Collapse )