Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Мне 16 лет.

102 года со дня рождения Бориса Слуцкого


Нам черное солнце светило,
Нас жгло, опаляло оно,
Сжигая иные светила,
Сияя на небе — одно.

О, черного солнца сиянье,
Зиянье его в облаках!
О, долгие годы стоянья
На сомкнутых каблуках!

И вот — потемнели блондины.
И вот — почернели снега.
И билась о черные льдины
Чернейшего цвета пурга.

И черной фатою невесты
Окутывались тогда,
Когда приходили не вести,
А в черной каемке беда.

А темный, а белый, а серый
Казались оттенками тьмы,
Которую полною мерой
Мы видели, слышали мы.

Мы ее ощущали.
Мы ее осязали.
Ели вместе со щами.
Выплакивали со слезами.


***
Двадцатые годы, когда все были
Двадцатилетними, молодыми,
Скрылись в хронологическом дыме.

В тридцатые годы все повзрослели —
Те, которые уцелели.

Потом настали сороковые.
Всех уцелевших на фронт послали,
Белы снега над ними постлали.

Кое-кто остался все же,
Кое-кто пережил лихолетье.

В пятидесятых годах столетья,
Самых лучших, мы отдохнули.
Спины отчасти разогнули,
Головы подняли отчасти.

Не знали, что это и есть счастье,
Были нервны и недовольны,
По временам вспоминали войны
И то, что было перед войною.

Мы сравнивали это с новизною,
Ища в старине доходы и льготы.
Не зная, что в будущем, как в засаде,
Нас ждут в нетерпении и досаде
Грозные шестидесятые годы.


ТРИДЦАТЫЕ ГОДЫ

Двадцатые годы — не помню.
Тридцатые годы — застал.
Трамвай, пассажирами полный,
спешит от застав до застав.
А мы, как в набитом трамвае,
мечтаем, чтоб время прошло,
а мы, календарь обрывая,
с надеждой глядим на число.
Да что нам, в трамвае стоящим,
хранящим локтями бока,
зачем дорожить настоящим?
Прощай, до свиданья, пока!
Скорее, скорее, скорее
года б сквозь себя пропускать!
Но времени тяжкое бремя
таскать — не перетаскать.
Мы выросли. Взрослыми стали.
Мы старыми стали давно.
Таскали — не перетаскали
все то, что таскать нам дано.
И все же тридцатые годы
(не молодость — юность моя),
какую-то важную льготу
в том времени чувствую я.
Как будто бы доброе дело
я сделал, что в Харькове жил,
в неполную среднюю бегал,
позднее — в вечерней служил,
что соей холодной питался,
процессы в газетах читал,
во всем разобраться пытался,
пророком себя не считал.
Был винтиком в странной, огромной
махине, одетой в леса,
что с площади аэродромной
взлетела потом в небеса.
Мне 16 лет.

Клякса в метро

Вспомнилось. Клякса любила ложиться на бок перед диваном и "плыть", перебирая когтями. На диване было покрывало, оно свисало до пола, так что Клякса была словно в тоннеле. И сначала слышался шум раздираемой ткани, потом показывались горящие глаза... Мы называли это "Клякса в метро".
2012

В трамвае

В трамвае плачущем и качком,
Как зыбка деревянной тьмы,
Поедем к озерецким дачкам
На край земли, на край зимы.
Под ухом кротиковой шапки
Саднит озябшaя щека.
И лампы подымают лапки
В стекле, продышанном слегка.
Еще ты не проснулось, лише,
Ничей еще не пробил час,
И нет людей на свете тише,
Исплаканней и спящей нас.
                                    О.А. Юрьев
Профиль Холмса

Повседневные пустяки

Начало ноября. На проверку стали приходить открытки с поздравлением партнёрам компании, корпоративные календари. Это приятно: чувствуется приближение праздника.
Правда, это единственное приятное ощущение за последние дни.

Collapse )
Мне 16 лет.

Предположение

Вдогонку записи про Сретенскую церковь.
Я вроде бы внимательно слушала, что мама говорит о своём прошлом, мне всегда было интересно. А теперь начинаю вспоминать, и выясняется, что знаю мало, что надо бы уточнить, переспросить.

Когда-то мы ехали по Ельцу в автобусе, и мама рассказала,что на этом месте (место я не запомнила, балда), когда-то была церковь. Церковь взорвали, когда мама была маленькой. И мама видела, как на месте разрушенной церкви текла вода (вероятно, при взрыве повредили какую-то трубу), а люди набирали, говорили, что вода, наверное, святая.

Я не знаю, что это была за церковь. Но сейчас прочитала больше про Сретенскую церковь, и мне кажется, всё могло происходить здесь. Церковь взорвали в июле 1969 года - маме уже было пять лет. Рядом дом маминой тёти, так что вполне вероятно, что в тот момент мама оказалась неподалёку от Сретенской церкви.
Мне кажется, в большинстве домов этого района ещё не было водопровода, только колонки на улице. В дом, где жила мамина тётя, воду проводили уже в двухтысячных годах. Но рядом есть и многоквартирные дома с удобствами: я не знаю, в каком году их построили; наверное, до шестидесятых. В конце концов, к колонкам-то тоже идут водопроводные трубы.

А на том месте, где стояла церковь, сейчас сетевой магазин "Пятёрочка". И в нём я бываю часто. Так что Яндекс не так уж и ошибся.