Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Мне 16 лет.

Осень сорок первого

Октябрь бульвары дарит рублем…
Слушки в подворотнях, что немцы под Вязьмой,
И радио марши играет, как в праздник,
И осень стомачтовым кораблем
Несется навстречу беде, раскинув
Деревьев просторные паруса.
И холодно ротам. И губы стынут.
И однообразно звучат голоса.

В тот день начиналась эпоха плаката
С безжалостной правдой: убей и умри!
Философ был натуго в скатку закатан,
В котомке похрустывали сухари.
В тот день начиналась эпоха солдата
И шли пехотинцы куда-то, куда-то,
К заставам, к окраинам с самой зари.

Казалось, что Кремль воспарил над Москвой,
Как остров летучий, – в просторе, в свеченье.
И сухо вышагивали по мостовой
Отряды народного ополченья.
И кто-то сказал: «Неужели сдадим?»
И снова привиделось, как на экране, —
Полет корабельный, и город, и дым
Осеннего дня, паровозов, окраин.

И было так трудно и так хорошо
Шагать патрулям по притихшим бульварам.
И кто-то ответил, что будет недаром
Слезами и кровью наш век орошен.
И сызнова подвиг нас мучил, как жажда,
И снова из бронзы чеканил закат
Солдат, революционеров и граждан
В преддверье октябрьских баррикад.
1947 г.
                                               Д. С. Самойлов
2012

Октябрь 1986 года

Некоторые из этих фотографий подписаны: "Октябрь 1986 г." Некоторые без подписи, но мама одета так же, и я могу отнести их к одной серии — тот же выезд на природу. Тридцать пять лет назад.
Эта фотография стоит у меня на столе.


Collapse )
Из-под снега...

Помпея

Зарево гудит под облаками.
Город задыхается в дыму.
Человек закрыл лицо руками,
Погибая в собственном дому.

Набирает силу, свирепея,
Огненная красная река.
Исчезает грешная Помпея,
Чтобы сохраниться на века.

В жидкость обращающийся камень
Плавится. Молиться? - Но кому?
Человек закрыл лицо руками,
Погибая в собственном дому.

Тем же, кто войдёт в иную веру,
Пользуясь расположеньем звёзд,
Им переживать ещё холеру,
Войны, Хиросиму, холокост.

Перед предстоящими веками,
На планете, устремлённой в ад,
Человек закрыл лицо руками
Два тысячелетия назад.
1999
                           А.М. Городницкий
Из-под снега...

Галерея эксперта

А не опубликовать ли мне оставшиеся тексты "Галереи эксперта"? С ними получилось странно. До конца 2020 года их ставили в график, и я их писала. Будет ли она выходить дальше, что там решили, я не знала. В январе 2021 года SMM-менеджер почему-то спросила меня, будет ли продолжаться эта рубрика, хотя график составляет она и решать ей. Я ответила, что сама хотела бы знать, мне-то нравится вести эту рубрику. Тогда она сказала, что хочет оставить рубрику. Я написала один текст, потом второй, третий. Все вовремя передала на дизайн, дизайн был готов, но тексты почему-то не публиковали. В то же время и меня не останавливали. Четвёртый я уже не писала: решила подождать, пока хоть первый выйдет. Так и не дождалась. Пусть будут здесь.

Collapse )
Я. Фото Ирины Подовинниковой.

100 лет назад был расстрелян Николай Гумилёв


ВЫБОР

Созидающий башню сорвется,
Будет страшен стремительный лет,
И на дне мирового колодца
Он безумье свое проклянет.

Разрушающий будет раздавлен,
Опрокинут обломками плит,
И, Всевидящим Богом оставлен,
Он о муке своей возопит.

А ушедший в ночные пещеры
Или к заводям тихой реки
Повстречает свирепой пантеры
Наводящие ужас зрачки.

Не спасешься от доли кровавой,
Что земным предназначила твердь.
Но молчи: несравненное право —
Самому выбирать свою смерть.
1908

***
На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.

Collapse )
Липецк

Нивелирная марка

Сотни раз ходила мимо этого дома, а нивелирную марку заметила только вчера днём.
IMG_20210815_161217.jpg
«Облко Ц. Ч. О.» Область ещё Центрально-Чернозёмная (расформирована в 1934 году, после 1934 года Елец стал частью Воронежской области, в 1954 году вошёл в Липецкую область).
2012

100 лет назад умер Александр Блок

Есть игра: осторожно войти,
Чтоб вниманье людей усыпить;
И глазами добычу найти;
И за ней незаметно следить.

Как бы ни был нечуток и груб
Человек, за которым следят, —
Он почувствует пристальный взгляд
Хоть в углах еле дрогнувших губ.

А другой — точно сразу поймет:
Вздрогнут плечи, рука у него;
Обернется — и нет ничего;
Между тем — беспокойство растет.

Тем и страшен невидимый взгляд,
Что его невозможно поймать;
Чуешь ты, но не можешь понять,
Чьи глаза за тобою следят.

Не корысть, не влюбленность, не месть;
Так — игра, как игра у детей:
И в собрании каждом людей
Эти тайные сыщики есть.

Ты и сам иногда не поймешь,
Отчего так бывает порой,
Что собою ты к людям придешь,
А уйдешь от людей — не собой.

Есть дурной и хороший есть глаз,
Только лучше б ничей не следил:
Слишком много есть в каждом из нас
Неизвестных, играющих сил…

О, тоска! Через тысячу лет
Мы не сможем измерить души:
Мы услышим полет всех планет,
Громовые раскаты в тиши…

А пока — в неизвестном живем
И не ведаем сил мы своих,
И, как дети, играя с огнем,
Обжигаем себя и других…
1913 г.
                          А. А. Блок