Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

Я. Фото Ирины Подовинниковой.

Подборка любимого и нелюбимого без определённой тематики

Я не люблю
В целом, в массе. Отдельные проявления могут нравиться: "вообще не люблю, а здесь хорошо"
* Голую землю. Ни на клумбах, ни в огородах. Садовые цветы бывают прекрасны, но полевые нравятся мне больше в том числе из-за того, что между садовыми часто проглядывает земля, а между полевыми больше травы, других цветов. И ненавижу время, когда снега уже нет, а травы ещё нет.
* Яркие краски без полутонов. На картине или в чужом интерьере может быть красиво. Но обычно мне нужны полутона и переходы.
* Много прямых линий
* Пустоту. Смотря какую, наверное. Пустырь может быть интересен. Но он не совсем пуст: пустыри зарастают травой, наполняются странными предметами. Белый лист может манить. Но на нём что-то появится. А вот ровная пустота, бетонный плац не нравится.
* Яркий свет без узора тени
* Свет люминесцентных и энергосберегающих ламп независимо от яркости. То ли я в морге, то ли в застенках и меня сейчас пытать начнут. В любом случае ничего хорошего. И тоска, тоска, тоска...
* Побеленные деревья. Я понимаю, что надо спасать стволы от вредителей. Но неужели за всё время никак не изобретут ничего бесцветного, не меняющего естественный вид?
* Комнаты с крашеными стенами (особенно если краска глянцевая), натяжными потолками и без занавесок

Я люблю
* Дома с арками
* Снег, снегопады
* Морозные узоры на окнах
* Ветки перед окном (куст или дерево)
* Дома с эркерами
* Нежно-зелёную дымку на деревьях ранней весной
* Цветение деревьев и кустарников
* Кирпичные дома середины ХХ века, в основном двухэтажные и трёхэтажные
* Пух тополей, лужи пуха на асфальте
* Старые дворики с тополями, с бельём на верёвках
* Здания из красного кирпича
* Сводчатые потолки
* Вечерний и утренний (даже яркий) золотистый свет
* Заросшие парки, в которых легко представить привидение. Со старыми деревьями не по линеечке
* Псевдоготику
* Тень от деревьев в солнечный день
* Ниши, диваны и кресла в нишах, уютные места для чтения
Из-под снега...

Глупости древесные

Collapse )

В общем, если я совсем не садовод и не огородник, зачем мне в голову лезут безумные идеи такого рода?
  • Current Mood
    "Мы придумываем себе символы и этими символами живем"
Мне 16 лет.

Бобик и давний вопрос

Во взрослой жизни я об этом почти не говорила. Вернее, в комментариях, если заходила речь, изредка упоминала. Но отдельным постом не писала, в разговорах не упоминала. Нет, не стыдно - чего стыдиться? Но и не для обсуждений.
А всё же напишу. Ради вопроса в конце. Жалко, что те, кому его надо задавать, не ответят, ну да ладно.

Collapse )
Я. Фото Ирины Подовинниковой.

Горкие

Выложила натюрморт, вспомнила ещё один. Бабушкины банки летом 2010 года. Огурцы выращены в дачном местечке с красноречивым названием Подлякино.

Мне 16 лет.

Ёжик из 2005 года


Июль 2005 года. Конец июля, по-моему.
В деревне у маминых родителей. Ёжик просто пришёл. Сперва свернулся, потом стал разворачиваться и показывать мордочку, разрешал гладить переносицу. Полностью развернуться так и не захотел. Колючки у него были твёрдые, без перчаток я бы не удержала.
Ещё в то лето в деревне поселились совы. Кажется, в тот же вечер, а может, на день раньше или позже мы видели, как одна за другой у нас над головами пролетели пять сов подряд.

Рассказывали про соседку, которая вышла ночью в туалет, а сова зачем-то спикировала ей на волосы. Кроме этого эпизода совы неприятностей не доставляли. Не знаю, живут ли они там сейчас.

Мама дважды (один раз в юности, когда готовилась к экзаменам, лёжа на траве за огородом), второй раз летом 2012 года встречала в этом месте маленького доверчивого ежонка, который заходил на подставленную ладонь и разрешал чесать животик.
Я бы хотела так же погладить стоящего на ладони ежонка.

В этой деревне я бывать не любила. А это и вовсе уже время, когда всё стало меняться, исчезало то, что мне там нравилось.
В огород можно было выйти только вечером: муж маминой сестры решил стать пчеловодом (на заднем плане даже видны ульи).
Но появились совы. И ёжик приходил.
  • Current Music
    "Ёжик резиновый шёл и насвистывал дырочкой в правом боку"
  • Tags
    ,
Мне 16 лет.

Вторая баллада

На даче спят. B саду, до пят
Подветренном, кипят лохмотья.
Как флот в трехъярусном полете,
Деревьев паруса кипят.
Лопатами, как в листопад,
Гребут березы и осины.
На даче спят, укрывши спину,
Как только в раннем детстве спят.

Ревет фагот, гудит набат.
На даче спят под шум без плоти,
Под ровный шум на ровной ноте,
Под ветра яростный надсад.
Льет дождь, он хлынул с час назад.
Кипит деревьев парусина.
Льет дождь. На даче спят два сына,
Как только в раннем детстве спят.

Я просыпаюсь. Я объят
Открывшимся. Я на учете.
Я на земле, где вы живете,
И ваши тополя кипят.
Льет дождь. Да будет так же свят,
Как их невинная лавина...
Но я уж сплю наполовину,
Как только в раннем детстве спят.

Льет дождь. Я вижу сон: я взят
Обратно в ад, где всё в комплоте,
И женщин в детстве мучат тети,
А в браке дети теребят.
Льет дождь. Мне снится: из ребят
Я взят в науку к исполину,
И сплю под шум, месящий глину,
Как только в раннем детстве спят.

Светает. Мглистый банный чад.
Балкон плывет, как на плашкоте.
Как на плотах, кустов щепоти
И в каплях потный тес оград.
(Я видел вас раз пять подряд.)

Спи, быль. Спи жизни ночью длинной.
Усни, баллада, спи, былина,
Как только в раннем детстве спят.
                                      Б.Л. Пастернак
  • Current Music
    Ровный шум на ровной ноте
  • Tags
Мне 16 лет.

Зима в Хмелинце

Зимний Хмелинец на старых фотографиях. Немного непривычный - меня отправляли туда летом. Впрочем, в другие сезоны мне тоже доводилось ездить туда часто, но ненадолго (праздники, выходные) и с родителями. Это совсем другое.
Отправляли на лето. В середине августа могли забрать, но весь июнь и июль приходилось проводить там. С 1995 года моя жизнь стала беконом: толстые слои золотого детства чередовались с прослойками лета в деревне. Удивительный контраст - попадать вдруг из среды, где тебя любят, уважают, прислушиваются к тебе, где для всех ты Дашенька и умница, туда, где ты ещё никто, чтобы о тебе как-то отдельно думали, внуки они и есть внуки, что о них раздумывать. Из среды, где заботились о тебе, в среду, где ты обязана заботиться и радоваться этой почётной обязанности. Быть единственной и неповторимой, а стать одной из многих.
Осознанной жестокости и издевательств не было. Не было, я не спорю. Я сама это понимаю. Осознанной не было. И жестокости как таковой не было. Было просто множество неприятных мелочей, и каждая мелочь показывала, что за полноценного человека меня не принимают и принимать не будут ещё долго-долго, хоть наизнанку вывернись. Твои "страшно", "тяжело", "тоскливо", "хочется" и "не хочется" никого не интересуют просто потому, что твоими функциями не предусмотрены.
Ко мне относились не хуже, чем к другим. Нет, к кому-то из шестерых внуков получше, чем ко мне, но к кому-то и похуже, я примерно в середине. Если в чём мне и приходилось хуже, чем остальным, так это, во-первых, длительностью ссылки (у других время отпуска родителе, а у меня почти всё лето, потому что наша семья жила ближе всех, можно было привезти меня, уехать и навещать по выходным), во-вторых, ощущением собственной приблудности. Другие сталкивались с таким же отношением, терпели то же, но хотя бы были со своими родителями, приезжали и уезжали с ними, а ко мне родители приезжали по выходным, всё остальное время я была среди чужих.

Но были там и свои радости, и какие-то приятные моменты. Не очень много, но были. Мне ли, избалованной эгоистке, не находить их в любой среде? В конце концов, там красиво. Было красиво, сейчас-то, наверное, все луга и склоны застроены, вряд ли я теперь узнаю любимые места.
Даже к моему детству они немного изменились с того момента, как были сделаны эти фотографии. А уж когда я была подростком, стали меняться совсем стремительно.
Collapse )
Теперь Хмелинец совсем близко. Сесть в автобус маршрута № 1 или № 7, доехать до конечной остановки и пройти ещё полтора километра вниз. Весь путь, наверное, не займёт и часа.
Хмелинец очень далеко. Дальше Липецка, дальше Москвы и Петербурга, дальше стран, где я хотела бы побывать. Я не поеду туда. Не доеду, не дойду, не подойду к дому. Так далеко, что ближе самая удалённая точка земного шара. Хмелинец дальше на моё нежелание.
Хмелинец вовсе недостижим. То немногое, что я там любила, разрушено. То многое, что он у меня отобрал, он не вернёт. Я его не узнаю. Моего Хмелинца с его радостями и кошмарами больше не существует на свете. То, что есть - другое. Я не знаю этого другого, это уже не факт моей биографии.