Antigona (antigona88) wrote,
Antigona
antigona88

Categories:
  • Location:
  • Mood:

Школа. Что же за пакость я сделала?

Вчера был последний деь моей каторги. Всё, школа закончилась. Финиш.
Теперь остаётся надеяться, что за время работы я не сделала ничего особо ужасного. Ведь выяснилось, что я сама не всегда понимаю, что может показаться ужасным.
Сначала мне было одинаково тяжело в обоих классах. Вроде бы дети как дети, но все вместе шумят, отвлекаются, и у меня нет никакой возможности их успокоить. Но постепенно ситуация изменилась. С пятым "А" классом я довольно быстро нашла общий язык. Принцип прост: ведёте себя разумно - занимаемся чем-нибудь интересным, шумите - работаем строго по заданиям в учебнике. Я и игры по теме урока придумывала, и чтение по ролям устраивала. Ребята оценили. Даже на обычных уроках (работать по заданиям ведь тоже надо) вели себя тихо, слушали.
В пятом "Б" не сложилось. С ними я тоже пыталась поиграть, но быстро отказалась от этой идеи: любое отступление лишь распаляло класс. С каждым днём они вели себя всё хуже. К уроку готовились, но не давали отвечать своим же одноклассникам: те, кого не спросили, перебивали отвечающих, кричали с места. В последний день этот класс так расшумелся, что не услышал звонок на перемену (и в столовую).
Не знаю, почему так получилось. Может, причина в том, что пятый "А" вместе с первого класса, а пятый "Б" формировался из нескольких классов. Может, дело в том, что классный руководитель пятого "Б" отсутствует (как раз этого учителя я и замещала), а руководитель пятого "А" на месте (причём поддержку и доброжелательное отношение этой женщины я ощущала всегда, за что очень ей благодарна).
Однако досталось мне именно за урок в пятом "А". Мы проходили тему "Народный кукольный театр". На эту тему в плане отводилось целых три урока, чему я, признаюсь, обрадовалась: когда-то я мечтала стать театроведом, немало читала об истории театра, о народном театре мне тоже было что рассказать. На первом из этих трёх уроков я рассказала классу о драме как роде литеатуры. Вторым уроком в плане стоял анализ пьесы (в учебнике была пьеса "Петрушка Уксусов"), а третьим - постановка пьесы. Я решила поменять их местами: полноценной постановки всё равно не получится, а после урока с элементами постановки класс наверняка лучше будет ориентироваться в тексте. Поэтому на втором уроке я вызывала учеников к доске, они читали по ролям. Между действиями я комментировала некоторые моменты, которые могут быть непонятны, обращала внимание на то, что характерно для народной драмы. Так как желающих было много, я время от времени меняла исполнителей. Сразу сказала ученикам, что если всё будет хорошо и мне не придётся тратить время на тех, кто шумит и отвлекается, то почитать успеют все. И действительно, все желающие успели выступить. Класс вёл себя тихо. Ученики следили за действием, чтобы не терять время на поиск нужной реплики, когда спросят. Только к концу те школьники, которые уже успели прочитать, стали отвлекаться. Некоторые начали доставать телефоны. Я и сказала: "Вот и репортёры появились, хорошо. Сделайте фотографии на память". Они обрадовались, вскочили, другие дети тоже стали доставать телефоны. Я попросила не вскакивать, делать фотографии со своих мест. Ученики вернулись на места. Некоторые привставали, но от своей парты не отходили. До конца урока больше никто не отвлекался. Урок прошёл, как мне казалось, очень хорошо. Это было в понедельник
А во вторник вечером я позвонила отсутствующему учителю, чтобы уточнить некоторые особенности учебного плана. Она ответила на мой вопрос, но прибавила: "И не позволяйте им фотографировать на уроке. Они уже забивают фотографии в социальные сети. В общем, это безобразие!" Вроде бы ерунда, но после этого замечания меня почему-то охватила дрожь. Тряслись руки, я еле подняла чашку с чаем. Мой лучший урок!
Когда немного пришла в себя, попыталась понять, что же такого страшного произошло. Почему нельзя фотографировать? Даже в старых фотоальбомах моего папы и моей тёти есть фотографии с урока. А ведь это пресловутая "строгая советская школа"! Да, про социальные сети речи не было, и, если бы дети спросили меня, я бы отсоветовала. Но даже в этом ничего ужасного не вижу. Ведь не выдали же они государственную тайну!
На следующий день в класс пришёл директор. Мне ничего не говорил, детям сказал, что знает о фотографиях, что они безобразничают и ещё и выкладывают фотографии в Интернет. И тут же вышел. Дети обратились ко мне: "Вы же разрешили, Дарья Владимировна!" Я сказала, что разрешила и подтвержу это, но попросила больше ничего в Интернет не выкладывать. После уроков мы с классом пошли к классному руководителю. Я рассказала, как прошёл урок. В результате всё ограничилось требованием убрать фотографии из социальных сетей.
Однако что ужасного мы натворили? Ни-че-го не понимаю!

А сил не осталось. Совсем.
Tags: о детях, тревожное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments