Antigona (antigona88) wrote,
Antigona
antigona88

Categories:

Итоги года

Мне нравится, когда в конце года френдлента начинает заполняться итогами. Я знаю, что принято иронизировать, что многие раздражаются. Но я тот человек, который с удовольствием читает итоги года. И сама писать итоги года люблю: в конце концов, если кого-то раздражает, можно просто пролистать. Так что итоги 2020 года я написать собиралась. Собиралась примерно 25 декабря, потом 26, 27 и далее. Но всё время уходило на сон, работу и судорожные попытки всё же подготовиться к Новому году. Это уже неплохо характеризует прошедший год. И 1 января 2021 года я тоже провела во сне. Так что побуду черепахой из мультфильма и напишу теперь.

Годовщины
Семь лет ненужной жизни. И теперь я прожила без мамы больше, чем ей самой пришлось прожить после смерти её мамы. Я надеялась, что это не затянется так надолго. Но затянулось и продолжает длиться. Надежды на скорое окончание пока нет.
С 2013 по 2017 год ещё был Сергей, ещё общение с ним было нужно, когда остальное нужным быть перестало. Ну вот, третий абсолютно ненужный год.

Лучшее
Было в этом году и хорошее - хоть какая-то весточка о Сергее. Во второй половине мая немного пообщались с сыном Сергея. Я узнала, где Сергей похоронен.
Странно называть это радостью, но среди абсолютной пустоты хоть какая-то весточка, возможность говорить о Сергее, узнавать о нём хоть что-то. Лучшее, что было в этом году. Главный итог.

Работа
При подведении итогов 2019 года это был единственный пункт о хорошем. Я любила эту работу, она меня радовала. В меру, насколько я ещё способна радоваться, но всё же. Сейчас всё, что меня радовало, рассыпалось. Я не вижу смысла в том, что делаю. Я не понимаю, чего от меня хотят. И не только от меня: не понимаю, к чему вообще пытаются прийти. Я не вижу ничего хорошего в изменениях, и если бы их вносил руководитель со стороны, я бы решила, что человеку хочется создать кипучую деятельность, а к чему она приведёт, не имеет значения. Но изменения вносит дочь владелицы компании. Вряд ли ей всё равно. Это называют изменениями к лучшему, но я не могу разглядеть в них хоть что-то хорошее.
Сам собой возникает вопрос: неужели мы работали настолько плохо? Настолько ужасно, что потребовалось сломать всё? Вроде бы нет. Компания была успешной, дела шли хорошо. С другой стороны, не надо все заслуги приписывать себе и своим коллегам. Может, они шли хорошо не благодаря, а вопреки нашей работе. Но неужели так?
Сначала казалось, что меня увольняют. Но когда я начала искать другую работу, меня спросили, как меня удержать. Теперь вообще берут в штат. Я должна бы радоваться, а я уже не понимаю их логику.
Пока я надеялась устроиться в "Нетологию", иногда с иронией думала, что буду как чеховская Душечка: увлекусь этими темами, полюблю эту работу.
В "Нетологию" меня не взяли. А про старую работу мне стало окончательно ясно, что я её никогда не полюблю. Потому что никакая она не старая. От той, которую я любила, не осталось ничего. Я всё время буду биться об эту разницу: "как хорошо было" и "вот как стало".
30 декабря я окончательно поняла, что каждый день будет отвратителен. Я буду человеком, который не просто не в восторге, но активно не любит, терпеть не может свою работу. Поняла я это, когда вовремя выполнила срочное задание (опять срочное и опять интервью - я работала так быстро, как только могла), сдала текст, а мне сказали (не грубили, не возмущались - сдержанное, вежливое замечание), что в этом тексте не хватает того, о чём изначально речи и не шло. Но "само собой разумеется". И так получилось длинно, но пожаловаться хочется, так что на днях, наверное, напишу отдельно. К тому же это задание и мнение о тексте шли от нашего нового маркетолога, а среди коллег, с которыми приходится общаться теперь, только с ней, пожалуй, общаться приятно. С ней легко что-то обсуждать, она много спрашивает и охотно отвечает на вопросы. И пишет она куда грамотнее, чем другие. "А ведь этот ещё из лучших".
Я вздрагиваю, когда слышу "текстА" вместо "тексты". Что уж говорить обо всём остальном?
Похоже, со всеми оставшимися мы просто мыслим в разных плоскостях. То, что я бы посчитала позором, крестом на профессии, ими в лучшем случае будет воспринято как досадная мелочь. То же самое "кормление груди" и подобные ляпы в текстах. То, что покажется мне интересной темой для публикации, они посчитают скучным, занудным, не вписывающимся в новый формат. Наверное, правы они. Но как мне в этом работать?
И никуда я уже не пойду (пока не уволят). Что я могу, кому это нужно? Литературоведа из меня не получилось. И вообще никуда не гожусь. Надо уметь больше, знать больше, а просто текст написать - невелика наука. Я ничтожество даже в нормальном состоянии. А теперь, когда кончились силы, искать что-то ещё будет просто даже непорядочно. Я всё время боюсь, что однажды просто не заставлю себя встать и подведу всех, чья работа связана с моей.

Вина
Основное чувство, связанное с пандемией - вина. Люди, которым жизнь нужна, умирают. Жизнь тех, кто их любит, дальше будет мучением. Многие (в первую очередь медики) рискуют жизнью. У них тоже есть близкие, и жизнь этих близких после потери будет перемолота в труху.
А мне уже не надо дальше, но я сижу в безопасности, со мной ничего не случится. Да и ни в какую группу риска я не вхожу.
Весной я ещё пыталась узнать, могу ли я пригодиться в качестве санитарки или кого-то подобного. Узнать пыталась, но страх победил. Не страх перед вирусом (тут я не боюсь за себя), не страх за свою жизнь (я не за жизнь боюсь, я жизни боюсь). Страх не справиться, сделать что-то не так и доставить другим в медучреждении ещё большие хлопоты; страх перед бюрократическими, организационными хлопотами. Я не решилась никуда поехать и даже в Ельце узнавала не слишком старательно.
А осенью, когда со второй волной больницы оказались переполнены и помощь наверняка была нужна, я уже не пыталась ничего узнать. У меня совсем кончились силы, я впала в спячку, да и на работе началась неразбериха и совмещать или попроситься в отпуск (при договоре ГПХ отпуск не положен, но можно попросить не давать заданий на какое-то время) не получилось бы. И я уже даже не спрашивала. Получается, не так и хотела. Трусость и лень. Я сидела в безопасности, а люди рисковали жизнью и умирали.
Вина за свою безопасность. Вина за трусость и лень.

Второй раз в жизни жалею, что у меня нет медицинского образования. Первый был, когда я ничем не могла помочь маме и даже упросить, чтобы ей попытались помочь.

Быт
"Ты бытию предпочитаешь быт. Все выясняется, когда ты бит". Быт подступил вплотную, почти не оставил места ни для чего другого. В этом году приходилось прилагать особые усилия, проявлять изобретательность, чтобы просто помыться. Всего-навсего. С марта почти до конца июня баня была на карантине. В ноябре она закрылась после пожара. Горячая вода у меня есть (правда, с конца июня до начала сентября не было из-за отключения котла), но мыться ковшиком в тазу недостаточно. Очень нужно с хорошим напором воды и целиком. Когда такой возможности нет, мучительно. Возникает неприятное ощущение, заслоняющее все другие чувства. И писать о таком вроде неприлично, а между тем это ощущение - одно из главных впечатлений года.
И отключение котла, хлопоты с котлом, смена батареи, погибшие воробьи в вентиляции котла. Быт, быт, быт...

Домоседство
За весь год я ни разу не выезжала из Липецкой области. Всего раз - в Липецк, для фотосессии у Елены Камыниной в январе - выезжала из Ельца.
Связано это не столько с пандемией, сколько с отсутствием сил. До конца лета их хватало даже на прогулки, просто организовать что-то было сложно. Сейчас даже в магазин или в прачечную собраться тяжело. Хочется спать.

И прогулки
Зато приезжали ко мне. Было очень приятно увидеть moscow_i_ya и развиртуализироваться наконец с glukovarenik.

Пандемическое
Здесь скорее об ощущениях, не вызванных этим годом. В начале карантина мне попадалось (в закрытой группе, так что без подробностей) обсуждение эмоций, вызванных пандемией. И часто упоминали два ощущения. Первое: раньше знали, но не чувствовали, теперь ощутили, что человеческая жизнь хрупка, несчастье моет случиться в любой момент. Второе (экономическое и бытовое): да, бывало хуже, но казалось, что тяжёлые времена прошли и больше с сильными ограничениями сталкиваться не придётся.
Так вот, здесь на меня пандемия не повлияла вовсе. Я уже ощутила, как быстро теряешь самых дорогих людей, как только недавно что-то вместе планировали, а больше уже ничего не будет никогда. Так что к осознанию конечности бытия пандемия меня точно не приблизила, чувственное осознание пришло раньше и было связано с другим.
Ну а что касается быта, здесь мне тоже давно было понятно, что для меня дальше будет становиться хуже и хуже. Единственное, чего я не ожидала - такого же ухудшения для остальных. А про себя знала: я переехала в худшие условия, улучшать только быт (без возможности вернуть тех, кто действительно нужен; жить так, как мне нужно, общаться с теми, кто дорог) я не буду, на это у меня нет никакого ресурса, в первую очередь сил, а ресурс того, что есть, ограничен, так что дальше точно будет хуже. Я иногда теряюсь, сталкиваясь с конкретными проявлениями. Но в целом я ожидаю, что не "со временем станет получше", а "будет хуже и хуже".
Так что общие ощущения немного отличаются от ощущений большинства.

Племянница
Это уже итоги не моего года. 30 ноября у младшего двоюродного брата появилась дочка. Так что теперь я тётя со всех сторон. От двоюродных по маминой линии я уже давно тётя: мой первый племянник родился 3 июня 2006 года. Теперь у двоюродного брата по отцовской линии появилась дочка. И это немножко странно: у меня ещё уложилось в голове, что он окончил школу и стал студентом, а вот то, что он работает, уже с трудом. Теперь у этого младенца уже свой младенец, надо же. 4 килограмма 150 граммов, рост 65 сантиметров.
Разговаривали с бабушкой по телефону - бабушка всё повторяла: "Огромная девочка. Огромная!" Ну да, внуки у бабушки были совсем другими. Рома родился с весом 1800 граммов, так что даже два его веса меньше веса его дочки. Но он раньше срока родился. Я родилась доношенной и весила гораздо больше: 2 килограмма 650 граммов. Так что у бабушки не то что четырёхкилограммовых - даже трёхкилограммовых внуков не было. Действительно, огромная девочка. Назвали Марией.
У меня отношение немного приговское: "А мне-то что? — ну Президент Ну Съединенных Штатов А интересно все ж — Прездент Соединенных Штатов". В Липецк ездить, видеть, что там теперь, тяжело, так что ехать я туда не собираюсь. Но интересно всё ж: как, вот у этого ребёнка теперь тоже ребёнок.

"Галерея «Эксперта»"
Пишу отдельно от пункта о работе, потому что и воспринимаю теперь отдельно. Только моя рубрика. Идея была не моя, но всё остальное моё. Я выбрала картины, составила график публикаций на год, писала тексты. Это доставляло мне большое удовольствие. Радовали все этапы: и составление графика, и каждый текст. Я рада, что удалось довести до конца года.

Город года: Елец
Автор года: Варлам Шаламов
Песня года: Александр Галич, "По образу и подобию"

В целом главные ощущения - чувство собственной бесполезности, стыд, вина, усталость. Хочется спать, очень хочется спать, но это уже не ново.

Очень хочется, чтобы для меня эта маета наконец кончилась, прекратилась совсем, чтобы меня забрали пораньше, как можно забрать пораньше из садика или из деревни. Хочу к маме и к Сергею.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments