Antigona (antigona88) wrote,
Antigona
antigona88

Category:
  • Location:
  • Mood:

Город

Автор: Сергей Мухин

И куда это я попал... Даже не знаю... Одни идиоты кругом. Ходят, пристают ко мне. Нет от них мне никакого покоя. Ну вот, опять идёт этот, как его, Рассказчик. Снова будет свои анекдоты травить, а они у него глупейшие. Как бы мне от него отвертеться? Нет, поздно, придется выслушать, а то вновь скандал будет: соберутся так называемые Представители и будут читать мораль о свободе и равноправии в единственном городе на Земле.
- Здорово, Философ. Хочешь новый анекдотик?
- Не хочу...
- Так слушай: "Шли по дороге глухонемой и слепой. Спустя некоторое время дорога стала портиться, и глухонемой предостерегает слепого:
- Смотри под ноги, а то упадешь!
На что слепой ему отвечает:
- Спасибо за заботу. Я вижу".
Рассказав свой анекдот, Рассказчик стал смеяться каркающим смехом, судорожно трясясь, держась за меня. Подобное продолжалось около минуты. Закончив смеяться, он начал рассказывать следующий анекдот:
- "Встречаются два путника на тропинке, по краям которой ущелье. Один другого спрашивает:
- Ты откуда?
- Оттуда, - отвечает тот, указывая пальцем назад. - А ты откуда?
- Оттуда, - отвечает первый, указывая пальцем назад.
Сказав это, они повернулись и пошли туда, откуда каждый пришел".
Рассказчик вновь засмеялся. Но теперь он смеялся дольше, чем в первый раз.
- Ты идиот! - не выдержал я. - Иди и не мешай мне думать.
- Зря вы его оскорбляете. А ещё Философ! Расскажите ещё анекдот, Рассказчик.
Всё это проговорил только что подошедший Англичанин. Одет он был солидно, как и подобает настоящему англичанину.
- Хорошо, слушайте. "Встречаются два сэра. Один говорит другому:
- Доброе утро, сэр.
- Добрый вечер, сэр. А почему вы сказали "доброе утро"?
- Так я недавно проснулся. А почему вы сказали "добрый вечер"?
- Потому что сейчас темно".
Рассказчик вновь принялся каркать. Англичанин стоял и с улыбкой смотрел на меня.
- Почему вы не смеётесь? - спросил он.
- Не смешно.
- Да, это тонкий английский юмор. Для того, чтобы понимать эти анекдоты, надо родиться в Англии.
- А где надо родиться для того, чтобы уметь их рассказывать? - спросил я с усмешкой.
Англичанин не ответил, а повернулся к Рассказчику, который уже успокоился, и сказал:
- Расскажите, пожалуйста, ещё...
Но я их больше не слушал, а уходил на шум дороги, мечтая выбраться из города. Шум манил, давал надежду, заставлял почти бежать, но добежав, я понял, что всё это обман.
Передо мной предстала площадка, заасфальтированная в виде бублика.
По этому "бублику" двигались очередные Представители города, изображая машины. Здесь было организовано двустороннее движение. Для каждого направления стоял свой светофор. Когда на одном из них горел красный свет, на другом обязательно светил зелёный, поэтому движение на дороге никогда не останавливалось.
В центре "бублика" располагалась зелёная лужайка с протоптанной по диаметру дорожкой. На ней находились два человека, которые пытались перейти "оживлённую магистраль". Это им не удавалось. (Совсем забыл уточнить, что светофоров было четыре: два у одного конца пешеходной дорожки и два у другого.) Эти двое ходили вместе то на одну сторону, то на другую, и всё время подходили к светофору в тот момент, когда он переключался на красный. Они шли обратно, и получалась такая же история.
Я долго стоял и наблюдал за этим, пока мне не надоело, и тогда окликнул стоящего рядом человека. Он объяснил, что это Пилигримы, а если точнее, то Перебежчики. Они пытаются перебежать дорогу, что им не удаётся. В конце дня на обеих сторонах "бублика" откроются рестораны, в которых находятся казино. Там проходит игра, после которой проигравший попадает в середину этого "бублика". Он там находится до тех пор, пока не сойдет с ума, а может, умрёт от голода, что происходит крайне редко, или же не бросится под "машину".
Последнее - самое зрелищное. Именно поэтому по вечерам собирается у дороги много народу, чтобы посмотреть на "представление". Тогда же происходит игра: на людей, находящихся внутри "бублика", делают ставки. Выигравший получает право аннулировать будущий проигрыш в казино. Так что всё это не только интересно, но и, главное, выгодно. Ставят обычно на следующее:
1. Будет ли он бросаться под машину.
2. Сколько машин собьёт его.
3. Как скоро это произойдёт.
И так далее...
Проигравшему откусывают часть уха, и он становится всеобщим посмешищем, которому закрыт доступ во все культурные учреждения города.
Услышав всё это, я поневоле более внимательно посмотрел на говорящего, а потом осмотрелся, решив, что это сон. Но ущипнув себя, убедился, что ошибаюсь и очень сильно. Пройдя несколько шагов по тротуару и заметив большое зеркало, решил остановиться, чтобы посмотреть на себя, но странно... в нём была женщина, которая улыбалась мне.
Я вздрогнул, протёр глаза, ещё раз взглянул, но меня по-прежнему не было, хотя всё остальное в нем отражалось. Движения головой, руками не прояснили ситуации - моё отражение делало то же самое. Не зная, что и подумать, я отошел в сторону и стал ждать. Не зная, что и подумать, я отошел в сторону и стал ждать.
Вскоре стало всё понятно... Это был очередной обман, как и тот шум, на который я спешил, уходя от Рассказчика, думая, что впереди шоссе. Здесь были хорошо продуманные декорации. Почти все люди, ходившие в городе, носили одинаковую одежду, я также не выделялся на общем фоне. Одежда была похожа на комбинезон серого цвета, рукава короткие, резные, воротника нет, пуговиц тоже, штаны на резинке. Вместо обуви матерчатые носки из какой-то очень грубой, крепкой ткани.
Женщина, стоявшая напротив меня, великолепно передавала движения проходящих мимо. Как я заметил, люди проходили мимо этого зеркала по одному. Если же шло несколько человек, то они разбивались на группы и по одному шествовали мимо зеркала, улыбаясь и здороваясь с ним.
Разобравшись с этим, я отправился дальше, но спустя некоторое время решил отдохнуть и опустился на скамейку, стоящую около тротуара. Передо мной сновали "машины", было "тихо" и "хорошо"...
Ничто не мешало вот так сидеть и размышлять о том, что сегодня произошло со мной, и в конце концов, я пришел к выводу, что не может существовать подобной реальности. И этот город, и эти люди, и то, что они делают – всё это вымысел, который создали неизвестно зачем. Попытки найти разгадку окружающему были тщетны - это было слишком сложно.
Вскоре я обратил внимание на то, что в центре "бублика" стало уже три человека. Откуда взялся третий, было непонятно, но самое интересное заключалось в том, что они продолжали ходить толпой, теперь уже втроём, от одной стороны "бублика" к другой... Они ходили назад и вперёд и не могли догадаться, что надо просто подождать, пока загорится зелёный, перейти полдороги, вновь подождать и перейти вторую половину дороги, когда загорится зелёный свет и для неё. Но бедняги упорно продолжали бездумно ходить по своей дорожке...
Пока я сидел и размышлял, мой взгляд выхватил из толпы двух проходящих мимо меня людей, которые уже в третий раз сталкивались около моей скамейки. Оба они были в цилиндрах, во фраках, с тростями, украшенными блестящими набалдашниками в виде голов кошек белого и красного цветов. Эти два человека ходили степенной походкой, гордо подняв головы, и при каждой встрече останавливались, поднимали цилиндры и кивали друг другу, при этом они здоровались и начинали разговор о погоде. Прощаясь, шли дальше и, пройдя круг, вновь встречались и сцена повторялась. Так как "бублик" был не очень большой, то эти их встречи происходили довольно-таки часто. Мне скоро надоело. Быстро стемнело, и я пошёл в «кинотеатр», куда стекались все, даже «зеркала». Около "кинотеатра" стояла тумба с афишей, призывавшей посмотреть какой-то фильм. Самое странное, что на ней ничего не было, создавалась лишь иллюзия рекламы, либо я что-то не понимал. На афише менялись цвета, плавно переходя из одного в другой. Иногда, крайне редко, переходы были резкими, что заставляло щуриться либо отворачиваться. Вроде бы и не было чётких образов, букв, призывающих к чему либо, но почему-то тянуло войти, и я направился в здание "кинотеатра".
Не встретив никаких препятствий на входе, я прошёл внутрь и был шокированным увиденным залом кинотеатра - он напоминал ресторан. Нет! Он больше походил на зал столовой или же закусочной в вокзальном зале ожидания. В центре стояли столы, а вокруг них сидели люди, по шесть человек за каждым. Слева от входа в зал, во всю стену расположился экран, на котором в данный момент времени ничего не происходило.
Войдя в зал, я увидел своих знакомых и пошёл к ним. Было вообще очень странно, что я их узнал, ведь все казались на одно лицо. Их звали Посетитель-1, Посетитель-2 и так далее, порядковый номер давался в соответствии с числом, написанного на стуле. Я стал пятым, но имя осталось почему-то моё, не хватало лишь шестого, но к нам никто более не подсел. У нас завязался непринуждённый разговор ни о чём.
Вскоре начался сеанс. Люди сидели за своими столами и, изредка посматривая на экран, продолжали разговаривать. Так поступали и мы. Возможно я что-то упустил, но так и не успел понять, что происходит на экране, когда фильм закончился и народ стал расходиться. Но на место ушедших сразу же приходили новые зрители. Зал не пустовал. Неожиданно у нашего столика появилась очаровательная девушка, которая выглядела почти как все, вот только глаза отличались. В руках она держала квадратную флейту, светившуюся нежно-зелёным светом. Так как оставалось одно свободное место, она села и поздоровалась.
Философ, - через некоторое время обратилась она ко мне, - а вы давно были на танцах?
- Да как-то вообще не приходилось бывать... - ответил я, а заметив её заинтересованный взгляд, продолжил. - Но если вы меня приглашаете, то я не против.
- Тогда давайте после окончания этого сеанса пойдём туда.
- С превеликим удовольствием, - улыбнулся я.
Как только очередной фильм закончился, мы вышли через другие двери и попали на ярко освещённый пустырь, по которому парами ходили люди. Вместе с моей новой знакомой пересекли пустырь и подошли к красивому большому дому, у входа в который толпился народ, и немного потолкавшись, наконец-то попали внутрь.
Зал, в который мы попали, сильно отличался от предыдущего. Он был огромен, величественен, красив, светел... В центре возвышалась тумба, на которой стоял Чтец. Он читал стихи, и вокруг него кружились пары. Мы присоединились к ним, наслаждаясь мелодией стихов.
Неожиданный набат прервал идиллию и заставил всё смешаться. Люди кинулись из дома на улицу и дальше в "игральный дом". Я потерял свою спутницу, но останавливаться не стал, так и не узнав, зачем ей нужна была квадратная флейта. Когда я подошел ближе, люди стали расступаться, давая мне дорогу. Я не переставал слышать фразы типа: "Смотрите-ка, Философ пришёл", "Это большая честь для дома"...
Как странно, меня здесь все знали, я же не знал никого.
Но бросив думать об этом, я вошёл в зал. В нём находилось много народу, но все стояли вдоль стен, а середина, огороженая столбиками, пустовала. Внутри ограждения стоял стол, и за ним сидело два человека, друг напротив друга. Один был одет как все, другой был в одежде красного цвета и выделялся из толпы. На руках его были перчатки. Рядом с каждым из них стояло по ящику. Играющие попеременно запускали туда руки, брали что-то и бросали на стол. Затем, склонившись над ним, что-то считали.
Я подошёл ближе и увидел, что они бросают на стол желуди вперемешку с костями. Как я понял, нужно было выбросить как можно больше костей за один раз, и Красному это удавалось. У него крайне редко выпадали желуди. У его же противника жёлуди выпадали всё время, а костей почти не было, и поэтому с каждым очередным броском он грустнел всё сильнее и сильнее.
Игра закончилась неожиданно. Красный поднялся и спросил: "Кто следующий?" Когда он произнёс это, в зале установилась полная тишина, со скрипом открылись двери, расположенные напротив тех, в которые я вошёл, и появились два человека в синей одежде. Их лица не выражали ничего. Подойдя к середине зала, они забрали проигравшего и пошли с ним обратно. Человек испуганно моргал, но не сопротивлялся и в последний момент, перед дверьми, пронзительно закричал. От его крика мурашки побежали по коже. Но закрылись двери, и всё смолкло.
- Кто следующий? - повторил Красный. Зал продолжал молчать.
Все старались смотреть в пол. Красный обвёл взглядом всех присутствующих и остановился на мне.
- А ты, Философ, не хочешь?
- Ну что ж, давай сыграем. Только объясни, в чём суть игры. Я что-то не совсем понял.
- Ну что ж, слушай. Всё очень просто. Надо выкинуть как можно больше костей. На это даётся три попытки. Если я выкидываю больше, то ты, Философ, отправляешься на "остров", - так он назвал территорию, находящуюся внутри "бублика". - Если выигрываешь ты, то туда отправляюсь я, а ты встанешь на моё место и будешь пользоваться теми же привилегиями, какими пользуюсь сейчас я. Согласен?
- Да. Согласен. Только почему предыдущему игроку давалось более трёх попыток?
Красный усмехнулся, но ничего не ответил. По залу прокатился ропот. Я оглянулся назад, и все, на кого я смотрел, опускали глаза. Я решился; надо было идти за барьер, и я пошёл, смотря в смеющиеся глаза "Красного". Он знал, что выиграет, я же не знал этого и потому шёл.
Подойдя к столу, я сел и вопросительно взглянул на Красного. Тот сказал:
- Кидай первый. Что смотришь, Философ?
Я сунул руку в ящик, стоящий рядом со мной, взял что-то сыпучее в руку и бросил содержимое на стол. Оказалось, это были желуди и маленькие косточки, размером и толщиной схожие с желудями. "Красный" выбрал из всей этой россыпи кости и произнёс:
- Тебе не повезло, Философ, только две. Как на могилу! - сказав это, он засмеялся. Меня охватила злость, и я ответил ему:
- Кидай сам, тогда посмотрим, кому ещё не повезло!
- Хорошо, смотри.
Он запустил руку в ящик, стоящий рядом, затем вытащил из него руку, поднял её над столом и медленно разжал пальцы. И на стол посыпались одни кости. Желудей между ними не было.
- Ну что, Философ, даю тебе ещё один шанс, может, в этот раз повезёт.
Но мне не повезло и на этот раз. И на следующий тоже. Мне не везло. Но тут я сообразил.
- Слушай, - сказал я Красному. - Давай бросать из одного ящика или же давай меняться местами.
Ему это не понравилось.
- Нашёл дурака! Тебя давно уж пора отправить на "остров", я и так слишком добрый. Даю ему шанс выиграть, а он правила лезет нарушать! Кидай последний раз, Философ!
- Не хочу. Это нечестная игра!
- Нечестная, говоришь! Ребята!
На его зов появились двое в синем. Они выжидающе посмотрели на Красного.
- Забирайте его! Пусть по "острову" погуляет. Давно пора!
Синие подошли ко мне и так взяли под руки, что сразу стало понятно: сопротивляться бесполезно. Тогда я успокоился и с гордо поднятой головой покинул игровой зал.
После того, как за нами закрылись двери, мне стало жутко. Мы находились в каком-то тоннеле. Было сыро и пахло смертью. Мне завязали глаза, затем чем-то пахнуло в нос, и я забылся.
Когда я очнулся, сквозь закрытые веки просвечивало солнце, дул свежий ветерок, пели птицы, шумели "машины", было хорошо, и всё прошедшее казалось сном. Что-то зашуршало рядом и заставило открыть глаза - мимо прошли два человека, не обратив на меня никакого внимания. Заподозрив неладное, я сел, огляделся и понял, что радоваться рано: это не сон, а реальность, и Красный сдержал слово, отправив меня на "остров". Пилигримы дошли до дороги, посмотрели на светофор, на "машины", "едущие" мимо них и отправились обратно. Пройдя мимо меня, они дошли до другой половины "острова". Вновь посмотрели на светофор (он горел красным светом, а на другой стороне "острова" в это время был зелёный), на "машины" и пошли обратно.
Так Пилигримы ходили и ходили мимо меня. Мне это порядком надоело, и я решил убраться отсюда побыстрее и потому пошёл им навстречу. Они уходили от красного светофора, а я шёл к нему. Когда я дошёл, загорелся зелёный, и "машины" остановились. Я перешёл дорогу до половины, так как по второй половине дороги "машины" ещё двигались, и остановился. Но вскоре и там загорелся зелёный свет, и я благополучно перешёл дорогу и вышел на тротуар. Но радость моя была недолгой. Ко мне подбежали трое, одетые в белое, связали, кинули на носилки и куда-то потащили...
"Привезли" меня в больницу, когда уже стемнело, и, сразу раздев, засунули в какую-то комнату. Свет не горел, но это не мешало всё хорошо видеть. Комната была круглая и совершенно пустая. Оглядевшись, я не смог понять, как сюда попал, меня как будто замуровали. Высокий потолок не позволял видеть его, полумрак окружал меня. Этому, видимо, способствовало слабое освещение, исходящее отовсюду, но не имеющее конкретного источника. Создавалось впечатление, что светятся стены, потолок, пол, но как это происходило на самом деле, так и не удалось узнать. Пол, похожий на мрамор, на ощупь был тёплым и мягким, поэтому, не долго думая, я улёгся на него, свернулся калачиком и заснул.
Утро началось неожиданно. Меня разбудил шум и гам со всех сторон. Открыв глаза, я увидел, что сижу на скамейке, а вокруг ходят люди и разговаривают.
Оглядевшись, я понял, что по-прежнему пребываю в больнице. Вокруг меня ходят больные, а здоровые врачи находятся невдалеке, наблюдая за действиями своих пациентов.
На площадке, где я сидел, располагались фонтан без воды, несколько скамеек, дорожки, посыпанные песком. Одним из интереснейших экспонатов дворика, в котором я сидел, была высоченная стена, сделанная из ярко-красного кирпича, как мне показалось вначале, но потом оказалось, что она выкрашена красной краской. Так вот, в эту стену многие стучались. Люди разбегались и бились в неё. Но ничего не происходило. Стена стояла как стояла, а люди же, наоборот, падали, расшибая тело в кровь. Однако они вновь и вновь повторяли безумные попытки пройти сквозь стену.
Стена была узкая, и ударяться в неё сразу двум или более людям не получалось, поэтому к ней выстраивалась очередь. Люди стояли и терпеливо дожидались своего часа, того счастливого момента, когда и они смогут попытаться пройти сквозь стену! Иногда в стене открывалось отверстие, и человек проскакивал через него. У стоявших в очереди появлялась надежда, и они с новыми силами принимались за штурм стены.
Я долго наблюдал за этим, но потом переключил внимание на стены, окружавшие больничный дворик. Я заинтересовался тем, что из них торчали длинные, сантиметров по тридцать, стержни. На некоторые были насажены черепа Стена была высокая, не меньше трёх метров, но перебраться через неё не составляло никакого труда, так как стержни, торчащие из стены, могли служить хорошей лестницей.
Бьющиеся в стену мне больше не были интересны, но оставались и другие обитатели больницы. Кто-то сидел на скамейках, а кто-то бродил по двору. Я встал, подошёл к сидящим по двору. Я встал, подошёл к сидящим и попытался с ними заговорить. Но они молча смотрели на меня, как на идиота. Попытки заговорить с другими принесли тот же результат. Совсем отчаявшись, я вновь сел на скамейку, где сидел до этого, и погрузился в свои мысли.
Продолжалось это, видимо, очень долго, потому что когда я вернулся к действительности, уже стемнело. Слышались крики врачей, которые сгоняли больных к фонтану, заставляя их прыгать в него, и все подчинялись. Когда дошла очередь до меня, я не стал противиться требованиям врачей и, прыгнув в фонтан, медленно полетел вниз, опускаясь, как куриный пух. Во время полёта меня со всех сторон обдувал тёплый воздух. Было приятно. Меня окружал туман, густой, розовый, и ни единый звук не нарушил атмосферу. Полёт продолжался очень долго, или это лишь казалось мне. Я закрыл глаза и представил себе, что сплю, и действительно заснул.
Проснулся я в большой комнате лежащим на полу. Рядом стоял врач.
- Поднимайся, хватит лежать. Пора есть, - строго проговорил он, махнул рукой в сторону коридора и отправился будить тех, кто ещё пребывал во сне.
Я поднялся и пошёл туда, куда он указывал. Вскоре коридор закончился маленькой комнаткой, где больные стояли в очереди перед стеной, из которой высовывалась небольшая трубочка. Каждый больной подходил, подносил к ней рот и через несколько секунд отходил довольный. Когда очередь дошла до меня, я ощутил во рту приятный сладковатый вкус какой-то жидкости и сразу почувствовал себя сытым, удовлетворённым, счастливым.
После этого, войдя в какую-то комнату - как оказалось, в комнату отдыха - я сел на пол и прислонился к стене.
Рядом сидел какой-то старик. Он внимательно посмотрел на меня, оглядывая и изучая, и спустя некоторое время заговорил.
- Здравствуй, Философ! Вот и ты сюда попал. Я долго ждал тебя. Ты единственный из всех находящихся здесь способен покинуть это место.
Слушай меня внимательно. Как ты, наверное, успел заметить, отсюда спокойно можно выбраться через забор по стержням, торчащим из стены. Те идиоты, которые находятся здесь, пытаются пробиться сквозь стену с разбегу: ты, наверное, видел их черепа на стержнях. Так вот, перебравшись через стену (это можно сделать ночью, когда все будут спать), ты увидишь дорогу. По ней не иди, а поворачивай налево и двигайся до тех пор, пока не упрёшься в обрыв. Около него сидят два человека, но ты не обращай на них внимания. Как только доберёшься до них, поверни ещё раз налево и шагай до тех пор, пока не дойдёшь до сарая. В нём есть еда. Поешь, и когда взойдёт солнце, отправляйся в путь. Выйдя из сарая, ты увидишь вдалеке три столба, далеко разнесённых друг от друга. Направляйся к правому. Когда достигнешь его, твоему взору откроются ещё пять столбов. На этот раз следуй к среднему. Как подойдёшь к нему, увидишь девять столбов. Вновь иди к среднему. Подойдя к этому столбу, ты увидишь перед собой ещё три. Иди к правому. Добравшись до него, увидишь один столб. Ступай к нему. Ну а когда достигнешь его, увидишь вдалеке большое дерево - это ель. Шагай к ней. Около неё скамейка. Сядь на неё и жди утра. Идти тебе придётся целый день. Всё запомнил?
- Всё.
- Только смотри, не ошибись, иначе никогда не выйдешь отсюда или же погибнешь.
- А ты кто такой?
- Я Мыслитель. Я давно уже здесь, но слишком стар и слаб. Так что тебе придётся идти одному.
- Как я смогу попасть ночью наверх?
- Ночью все спят на улице.
- Кто все эти люди?
- Обычные люди, но они считают себя умными, а окружающих дураками.
- Как ты узнал меня?
- По глазам. Ладно, хватит вопросов. Сейчас за тобой придут. Всех выведут наверх, кроме меня. Не забудь, что я тебе говорил. Да, чуть не забыл. Когда пойдёшь по пустыне, не оглядывайся. В добрый путь. Прощай, - он усмехнулся.
- Пойдём со мной.
Он грустно покачал головой и отвернулся. Я встал и пошёл за врачом, который пришёл за мной. Вновь вышли в больничный коридор, где был такой же "фонтан", как и наверху. Вновь прыгнул туда и вновь полетел.
И что самое интересное, летел я вниз, а оказался в том же больничном дворике, что и утром. Правда, в этот раз было темно.
Ничего не изменилось здесь, только больные, ломившиеся сквозь красную стену, на этот раз свободно "сквозь" неё проходили, удовлетворённо садились на скамейки и засыпали.
Когда все улеглись, вернее, уселись, я, стараясь никого не задеть, пошёл к стене, на которой висели черепа. Перебравшись через неё, я пошёл налево, как и говорил Мыслитель. И к утру дошёл до обрыва, где сидели два человека. Рядом с ними стоял большой ящик. В нём оказались маленькие круглые металлические шарики. Один человек бросал шарики вниз, а другой что-то слушал. Затем тот, который слушал, качал головой, и всё вновь повторялось.
Я подошёл и спросил, что они здесь делают.
- Да вот, - говорит один. - Внизу под обрывом стоят чашки. Я кидаю шарики и стараюсь в них попасть. А Слухач, - он показал на своего напарника. - Слушает, попадаю я или нет.
- Ну и как, попал хотя бы раз?
- Нет.
Я посмотрел вниз в обрыв и ничего не увидел, так как было очень глубоко, кроме того, дно застилали облака.
- А как ты узнал про чашку?
- Говорят. А ещё говорят, что если я в неё попаду, то мне подарят точно такую же. И я буду пить из неё каждый день.
- И давно ты кидаешь?
- Да нет. Лет десять, наверное. Некоторые кидали и дольше.
- И кто-нибудь получил чашку?
- Не знаю. Ты иди, Философ. Не мешай.
Я удивился - оказывается, он меня тоже знает - но спорить не стал. Действительно, пора идти. Скоро должно подняться солнце.
Дальше всё оказалось, как и рассказывал Мыслитель. В сарае было какое-то питье и сухари. Перекусив, я вышел из сарая – солнце как раз всходило – и пошёл к правому столбу, видневшемуся на горизонте...
Когда я дошёл до ели и сел на скамейку, спиной к дереву, солнце уже садилось. День выдался трудным. С самого утра я ничего не ел и не пил, не отдыхал. Я шёл и шёл, что было совсем не просто. Путь пролегал через пустыню, с хорошо утрамбованной почвой. Нещадно пекло солнце и ни одно дуновение ветра не освежало меня. Поэтому, только сев на скамью, я моментально забылся крепким сном.

Разбудил меня шум машин. Я открыл глаза и увидел, что сижу перед небольшим шоссе, мимо проезжают настоящие машины, ходят люди в разной цветной одежде. Вокруг деревья, зелёные деревья. Я протёр глаза. Закрыл и вновь открыл их. Но окружающий меня вид не изменился. Я глубоко вздохнул и засмеялся.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments