Antigona (antigona88) wrote,
Antigona
antigona88

Categories:

Вдох

Впервые за прошедшие три года радовалась не с оговоркой "насколько я ещё могу", а просто. Сказал бы мне кто года четыре назад, что это будет для меня радостью... Но после трёх лет абсолютной пустоты вдруг хоть какие-то новости. Три года назад совсем перекрыли воздух, а тут вдруг дали вдохнуть. Ничего больше не произойдёт, Сергея нет. На ещё один вдох не наберётся. Но было немного о нём, и после трёх лет пустоты это всё же радость.

Со мной связался... Я связалась с... В общем, трудно понять, кто с кем связался, кто на кого вышел, но с сыном Сергея (его тоже зовут Сергей) я немного пообщалась.
Я не знала, заходят ли близкие Сергея на его страницу на сайте "Самиздата". Предполагала, что у них, наверное, и без того хватает текстов Сергея, его фотографий, не говоря уж о большем количестве личных воспоминаний. Мне-то идти больше некуда.
Обидно было, что посетителей всё меньше, комментариев всё меньше. Правда, когда ещё появлялись комментарии, было тоскливо и обидно, что Сергей не узнает, не прочитает. Его огорчало, что отклика нет, должен же он узнать об отклике.
Но вот комментариев становилось всё меньше, читатели словно забыли о странице. Последние года два я сама оставляла комментарии к дню рождения Сергея. А тут вдруг появился комментарий (датирован 18 мая, но я заметила его позже - возможно, долго шла модерация):
К сожалению, Сергея уже нет с нами. Сегодня ровно 3 года.
У него были подготовлены несколько рассказов, но он не успел их закончить.

Я написала на адрес, оставленный автором комментария. Боялась причинить новую боль, растравить раны. Ему ведь ещё хуже, чем мне: самое страшное - терять родителей. С другой стороны, возможно, что не только для меня молчание, полное отсутствие особенно мучительно. Вспоминаешь и так постоянно, а всюду пустота. Старалась быть максимально деликатной. Удалось ли, не знаю.

Не ожидала, но в ответ пришло очень доброе письмо. О нашей дружбе с Сергеем его родные отчего-то не знали. Не знаю, почему: скрывать-то нечего, при этом и незначительным эпизодом десять с половиной лет дружбы не назовёшь.
Письмо было тёплым, доброжелательным. Сын Сергея написал, что готов ответить на любые вопросы и рад, что папины друзья и сейчас сохранили о нём добрые воспоминания. Попросил рассказать о наших встречах. Я написала. А вопросы... Мне было бы интересно узнать не что-то конкретное а любые пустяки, мелочи - то, из чего и состоит жизнь. Что угодно, чего не знала. Как об этом напишешь? Впрочем, что-то из ответного письма узнала. Мало, но после трёх лет абсолютного отсутствия, пустоты... Узнала, что у Сергея действительно было больное сердце, сам он об этом знал. Но в дни перед его смертью ни у кого никаких подозрений и предчувствий не возникло, не только у меня. И выглядел он, как всегда, и на ухудшение самочувствия не жаловался.
Узнала, что Сергей похоронен на Кузьминском кладбище. Номер участка его сын не помнит, просто помнит, как идти. Но это, я думаю, можно будет узнать у администрации кладбища, если я поеду. Не знаю, поеду ли. Хочу представлять Сергея живым. Но и думать о нём, как о живом, уже невозможно.
В общем, вот и всё. На один вдох. Больше не будет. Но на один вдох новостей набралось. Спасибо.
И не в пустоту. Правда, и не с Сергеем. Но с человеком, для которого его отсутствие тоже невыносимо, которому дорог Сергей.

Жалко, что дальше снова пустота, и терпеть её, наверное, придётся очень долго. Так хочется, чтобы Сергей был, просто был в жизни, что-то ещё чувствовал и думал, как-то относился к происходящему в действительности, реагировал.
Так немного я хочу. И в том отказано.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments