Antigona (antigona88) wrote,
Antigona
antigona88

Categories:
  • Location:
  • Music:

Итоги года

Второй полностью ненужный год. Ненужная жизнь началась в апреле 2013 года, но до мая 2017 был Сергей. Его писем, встреч с ним ещё хотелось. 2018, 2019 - полностью ненужные годы. Абсолютно. Сколько таких впереди, когда всё это кончится, неизвестно.

Университет
Ещё один итог - больше меня ничего не связывает с университетом. Я не студентка, не магистрантка, не аспирантка. Даже не аспирантка в академическом отпуске - совсем призрачная связь, но ведь была. Рано или поздно это должно было кончиться. Но когда-то я надеялась, что за этим последуют защита кандидатской и преподавание. На кандидатскую мне не хватило ума. Это во-первых и в главных, остальное уже потом, хотя и остальное не радует: факультет заоптимизировали почти до исчезновения. Оказывается, с этой осени у нас нет даже кафедры теории и истории литературы. Когда я была студенткой, действовало несколько лингвистических и литературоведческих кафедр. Потом слили филфак, журфак и иняз, всё литературоведческое объединили в кафедру теории и истории литературы. Аспиранткой я была при этой кафедре, выпуститься успела. А этой осенью кафедры опять слили. Теперь есть кафедра литературоведения и журналистики. Что за нелепость?! По какому принципу объединяли? Сокращают часы, сокращают ставки... Ничего хорошего. Но и без этого у меня бы ничего не получилось: в первую очередь не хватило ума.
Я уже не надеялась. И всё же мне жаль, что эта связь оборвалась.

Последние осколки
Утрачиваю то, что осталось от нужной жизни, хоть как-то держалось среди ненужной действительности. В первую очередь это наша комната в липецкой квартире. Теперь везде по-бабушкиному, от нас и следа не осталось.
Не уследила, и из журнала вызовов в мобильном телефоне исчезла информация, что последними абонентами, которым я отправляла sms, были мама и Сергей (упоминания о новых sms я всегда старательно вычищала, чтобы не оттесняло эти имена, но в какой-то момент не уследила, не было сил). Это вроде мелочь по сравнению с остальным, но тоже обидно.

Не откладываю на потом
Но и не делаю сейчас. Просто раньше я, отлично понимая умом, что перемен к лучшему не будет ни в глобальном смысле (мама не вернётся), ни в бытовом (мы не будем жить в нормальной городской квартире; до ремонта в этой квартире у меня тоже в ближайшем будущем не дойдут руки), всё же в фанатзиях примеряла какие-то варианты. К быту это относится в большей степени. Просматривала каталоги обоев, сохраняла в закладки страницы с разнообразными оформительскими идеями, с мелочами для домашних праздников, с вещами, которые посчитала бы хорошим подарком моей маме, с описанием городов, в которых хотела бы побывать. Теперь я и чувственно осознаю, что ничего здесь не изменится. По крайней мере, в отношении быта. Почти не дорисовываю нормальный быт, представляя что-то в будущем (в том числе отдалённом). Хорошего не будет, это уже до конца.

Работа
Один из немногих пунктов о хорошем. Я поняла, что мне нравится моя работа. Не то чувство, о котором я мечтала, но тоже приятное.
Идеалом мне всегда казалось дело, которое захватывает человека полностью, интересно настолько, что отвлекаться на меньшее и не захочется. Страсть (учёного, писателя, музыканта, художника - кого угодно) к делу. "Последнее лето Клингзора". На такое дело мне не хватает ума. Талантов у меня не было никогда, но стать хорошим литературоведом я надеялась. Давно, в прошлой жизни.

Эту работу мне предложили в конце ноября 2017 года. И это была первая нормальная стабильная работа с официальным оформлением, которую мне удалось найти. Раньше искала, но находила только временные фрилансерские варианты, а тут работа сама меня нашла. Я согласилась, не раздумывая. Не из-за того, что хотела именно сюда. Просто больше ничего не было. И не задумывалась, нравится ли. Думала лишь о том, удержусь ли.
С ноября 2018 года я редактор. И сперва я была в ужасе от новых обязанностей, готова была чуть ли не уходить, но самое сложное с меня сняли (потом вернули, но упростили), потом добавились хлопоты с новым сайтом, много разного произошло... К концу года я всё чаще ловлю себя на мысли, как мне нравится эта работа. Причём той страсти, которая должна быть в идеале, нет, даже намёка на неё нет. Гораздо больше мне нравится спать, представлять нужную жизнь, читать.
Но мне хорошо здесь. Мне нравятся мои коллеги: и некоторые люди по отдельности, и отношения в целом. Я стараюсь справляться с задачами, но когда я явно не справляюсь и пишу, что не могу, на меня не сердятся, а спрашивают, чем можно помочь, если нужно, разрешают перенести срок. Очень много было приятного и трогательного.
Мне нравится, что можно самой предлагать темы. И многое из предложенного мной попадает в редакционный портфель. Я пишу не только о том, что предложила сама, но и предложенных мной тем немало. Кстати, среди тем, которые нашла и предложила не я, всё равно есть очень интересные для меня, интересно бывает в это погружаться.
Еще то, что, наверное, можно назвать образом себя в мире. Роли, типы и образы. Мелочь, но приятная: мне нравится слово "редактор" в отношении меня. Меньше, чем "кандидат филологических наук". Но на втором месте по желательности. Я не только редактор, но и копирайтер. Работа копирайтера не менее интересна, но название профессии таких чувств не вызывает. А вот "я редактор"... Очень хорошо! Эту маску я возьму.

Гонка
Рабочие, бытовые, учебные - то вместе, то поврозь, а то попеременно. Год прошёл под лозунгом: "Это дело срочное, сейчас разгребу, а дальше будет легче". А во время аврала надо откладывать не только отдых и поездки, но и менее срочные дела, быт.
Началось ещё в прошлом декабре. Во-первых, к обычному редакционному портфелю (обычного же объёма) добавились итоги года по клиникам. Несколько интервью с руководителями клиник, очень жёсткий график для публикаций. Во-вторых, надо было кроме декабрьских текстов подготовить тексты на начало января. Потому что с 1 по 10 января выходной. Можно неспешно работать, можно не работать, но запас на выходные необходимо подготовить заранее. Тут ведь ещё дизайнерам всё оформлять.
Декабрьские дела разгребли, Новый год прошёл. А потом выяснилось, что вот-вот рухнет труба. Снова срочное дело, снова ни на что нельзя отвлечься, надо вызывать рабочих, ждать рабочих, думать, не упала ли труба и т.д. Сразу за этим выяснилось, что надо с нуля делать сайт для иркутской клиники, и тут... Нет, я не могу это описать. Это был один сплошной кошмар, комок из очень срочных дел, не оставляющий сил ни на что. Сначала вместе с описанием услуг для сайта ещё пытались готовить новые публикации в соцсети, потом и соцсети забросили (обходились репостами), но ком только рос. В мае-июне к нему присоединились аспирантские дела: отложенная с прошлого года проблема никуда не исчезла.
Это кончилось, но надо было поднимать соцсети, оправдаться за время сплошных репостов старого. Нагрузки всё же меньше, чем с карточками для нового сайта. Но и сил меньше. Здесь, наверное, можно было бы справляться быстрее, но я работаю не так эффективно, как мог бы хороший сотрудник. Как могла бы даже я в свои лучшие годы. Я всё делаю слишком медленно, в результате всегда образуются сугробы, которые надо разгребать, а уж потом можно будет спокойно вздохнуть. Вдобавок к этому поломка смартфона (в июне), поломки нетбука (осенью).
А сейчас декабрь, и надо подготовить (и самой написать, и проверить тексты других авторов для соцсетей) все декабрьские тексты и тексты на начало января, потому что с 1 по 10 января официально выходные, а ещё дизайнеры должны успеть сделать оформление... Хорошо хоть не надо брать интервью по итогам года у руководителей клиник.

Декомпенсация
В бытовом смысле. Вообще-то это медицинский термин. А я о быте и подобном. Но общий принцип ясен: и после нарушения какое-то время работают компенсаторные механизмы. Нужная жизнь кончилась шесть с половиной лет назад, к тому же почти сразу после этого я переехала в условия, пригодные лишь для временного проживания. Я и расценивала их как временные. Но временное вырабатывает свой ресурс, а физическое существование не заканчивается. Сложно описать, скорее множество мелочей, которые я ощущаю. И это даже на внешности отражается: не могу точно сказать как, но мне кажется, эта "неправильность" видна уже со стороны. И по вещам (не всегда подходящим друг другу, иногда мятым), и по лицу. Как-то не хватает умений и возможностей быть и казаться нормальным человеком. Но внешность-то ладно, к тому же остаётся надежда, что каждый в первую очередь занят собой.
Ещё множество мелких поломок и прочее, прочее, прочее.

Автор года: Геннадий Шпаликов ("По несчастью или к счастью истина проста"...)
Город года: Москва (и апрельская, и июльская поездка много мне дали)
Художник года: Эдвард Мунк
Subscribe

  • В этот день 10 лет назад

    Этот пост был опубликован 10 лет назад!

  • (no subject)

    Горе с мешком забредает в дом, смотрит и — нечего взять кругом, сырную корку смела хвостом серая мышка, капает в раковину вода, в треснувшем…

  • ОДИННАДЦАТОЕ ИЮЛЯ

    Перематывает обмотку, размотавшуюся обормотку, сорок первого года солдат. Доживет до сорок второго — там ему сапоги предстоят, а покудова он…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments