Antigona (antigona88) wrote,
Antigona
antigona88

Categories:

Просто выговориться

Просто выговориться. Много нытья и много ненависти.
Один звонок - и руки трясутся, и работать невозможно, ни о чём думать невозможно. Ну ладно, два звонка: сначала от маминой сестры бабушке, потом от бабушке ко мне. И ведь не стесняются, совершенно не стесняются...

Она, видите ли, "переживает, что вы перестали общаться".
С момента их переезда в Елец им вечно что-то было надо. Вечно что-то надо от нашей семьи, от моей мамы. Постоянно ездили мы к ним. То привезти, это завезти. Ну и просто увидеться - тоже к ним. Они в Липецк лишь когда там нужно что-то, что в Елец не доставишь. Маминой сестре на курсы в Липецк - тогда можно у нас остановиться. А так ездить - не царское дело. Им некогда. Это у нас времени полно: у всех восьмичасовой рабочий день, мама с понедельника по пятницу работает всегда, а иногда и по субботам; папа на НЛМК по сменам. У маминой сестры в аптеке № 9 был семичасовой день (как сейчас, не знаю и знать не хочу), её муж военный пенсионер - им некогда.

Если им что-то было надо, единственное, что у мамы спрашивали: "Ты в субботу работаешь?" Если не работает, то, конечно, приедет. Никаких: "Что планируешь на выходные? Не занята?" Разве у нас могут быть свои дела?

Когда муж маминой сестры попадает в областную больницу, конечно, моей маме к нему каждый день ездить. А он может в семь утра звонить: воду привезли обычную бутилированную, а он пьёт только минеральную.
Когда маме в декабре 2012 года стало плохо, она находилась в Ельце, а я в Липецке. Я звонила маминой сестре, умоляла, чтобы она взяла маму к себе и вызвала скорую. Мамина сестра ехать никуда не стала - позвонила моей маме, они решили, что мама поедет в Липецк. В автобусе. Зачем сестре отвлекаться? Когда мама приехала, голова у неё уже не болела.
Так что помощь мама получила с опозданием. Это был гипертонический криз, приступ повторился через несколько дней (и был намного сильнее). Тогда скорую вызвала я. Было очень страшно.
Приезжала ли мамина сестра навестить? Ну что за смешные вопросы. Зачем навещать живого человека, ведь от него сейчас никакой пользы. Выздоровеет - продолжит обслуживать. Умрёт - приедем на похороны показать, что мы добропорядочные родственники. Однократно, и делать точно ничего не потребуется. Рациональное распределение сил.

Я-то ладно, я в их обслуживание не включалась. Видела, с кем имею дело. Иногда стыдилась, что оставляю эту бездонную бочку на маму, но не включалась. Поэтому не обидно, что когда я в Ельце болела, никто из них даже не пытался спросить, не нужно ли мне что-то принести (еды, лекарств), со всем ли справляюсь, не помочь ли.
Но мне жалко всего времени, которое они отняли, когда я могла бы быть с мамой.

И действительно, что это я с такими милыми, любящими родственниками общаться перестала?

У неё, видите ли, "много яблок, она бы поделилась".
Ага, вернуть мне все моменты с мамой, которые пропали по их вине, они не хотят. Бери яблоки, пока не сгнили.
У тебя вся жизнь под откос, не знаешь, как оставшееся дотерпеть - так мы яблоками откупимся. А то их в этом году деть некуда.

Она, видите ли, "хочет, чтобы ты пришла к ней на работу за яблоками".
Что-то у меня в голове сначала всплыло из "Осеннего марафона": "А полы тебе помыть не надо?" Не, ладно, это про другое. Да и не пустила бы я эту гадину к себе домой. И всё же предложение куда-то ещё и прийти, чтобы она лишний раз не напрягалась, умиляет.

Но хуже всего бабушкино: "она твою маму очень любила", "ну они же сёстры, вот и помогали друг другу". Ага, друг другу. Друг другу...

Одно другого противнее. Противно, что она, оказывается, ещё думает, будто со мной можно общаться, как ни в чём не бывало. Противно, что ищет обходные пути.
Но бабушкино "она любила" ещё противнее. Оказывается, можно использовать человека. Бессовестно распоряжаться его силами, его временем. Можно выжать и выбросить. И ничего за это не будет.
Не будет соразмерного наказания. Лёгкого, хотя бы символического наказаньица тоже не будет. В этом я уже убедилась.
Не будет осуждения. Люди не содрогнутся, не возмутятся. У них это не отложится в памяти. Человек не будет ассоциироваться с тем, что он сотворил. Про это не будут рассказывать тем, кто ещё не знает. Ему в лицо не выскажут, что так нельзя. Не станут отворачиваться, не перестанут подавать руку. Подлость либо забудут вовсе, либо скажут, что надо "прощать для себя же", "отпускать прошлое" и так далее. Можно делать с окружающими что угодно, в меру твоей власти и их готовности тебя обслуживать, не роптать (от безысходности ли, в силу возраста или должностного подчинения или же от любви к тебе - это тоже своего рода беззащитность). Всё равно никто не осудит, а кто осудит - сам виноват, потому что "надо прощать". В этом я тоже уже убедилась.
Но оказывается, и этого мало. Можно творить что угодно, а про тебя скажут, что ты очень любишь и переживаешь. Вот такая ты бедная, любящая сестра. И что не ценят?

Я, конечно, сказала бабушке, что раз она это не постеснялась мне передать, пусть не постесняется передать и маминой сестре мои проклятия, пожелание идти ко всем чертям и забыть наконец обо мне. Но вряд ли передаст.

Очень мерзко. Один звонок, а все силы на день исчерпаны.
Tags: Мама
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments