Antigona (antigona88) wrote,
Antigona
antigona88

Categories:

Про домашние дела

Я уже не раз писала, что хозяйка я никудышная, и если составлять список нелюбимых мной домашних дел, дел, с которыми я плохо справляюсь или не справляюсь вовсе или что-то подобное, он будет необъятным.
Попытаюсь хотя бы определить, какие домашние дела я люблю. Нет, так не пойдёт... Хорошо, какие домашние дела не вызывают у меня отторжения. Тоже нет... Какие дела не вызывают сильного отторжения! Всё, теперь можно писать.

Тереть сыр. Это занятие мне нравится. Не до такой степени нравится, чтобы специально тереть сыр для удовольствия или с радостью предвкушать процесс. Но занятие скорее приятное. Спокойное. Особенно хорошо было раньше, когда в это время можно было разговаривать с мамой. В одиночку тоже можно: просто погрузиться в свои мысли. Главное, меня вовремя остановить: я енот-полоскун. Как ни странно, до травм никогда не доходило: замечаю, когда становится неудобно тереть. Ставший слишком маленьким кусок сыра можно и съесть (нет, я не съедаю большую часть сыра, только то, что действительно тереть неудобно).
Как я уже написала, настоящее удовольствие - когда мама что-то готовит, а меня позвала потереть сыр. Сохранившееся с детства распределение ролей. Мама всегда уверяла, будто для неё это настоящая помощь: готовить она любит, а тереть сыр якобы слишком нудно. Конечно, говорила она так, только чтобы мне приятнее было.

Наверное, чтобы мне приятнее было, моей обязанностью стало перебирать гречку. Если ребёнок хочет помочь, надо доверить самое простое. А может, для развития мелкой моторики. Уже не помню: началось это в относительно раннем детстве, а и закончилось до окончания школы - гречка стала более чистой, её уже перебирать не требуется.
Это тоже было скорее приятно, но не само по себе, а из-за возможности неспешно беседовать с мамой. Хуже, чем тереть сыр (на сыр можно почти не смотреть), но для беседы подходит.
Я и за эту запись взялась, увидев рисунок Евгении Двоскиной.
Евгения Двоскина. Картинка про гречку.jpg
Но веточек я и в своём детстве не припомню.

Мыть посуду. Не скажу, что люблю: если можно не мыть (доверив технике или другим людям), предпочту не мыть. Но и вымыть не сложно. Особенно тарелки, чашки и столовые приборы. Голова в это время пустая: то статья начнёт нормально обдумываться, то рифмоваться что-то станет (вот это и это начали складываться во время мытья посуды - невесёлые они совсем не из-за посуды, так что это не случай Агаты Кристи), то просто мысль думается. На кастрюли, сковородки или тёрку от сыра моего внимания уходит больше, но и это не беда.
Посуду я мою чисто. А вот сказать "мою хорошо" не могу, потому что в каноны правильного мытья посуды не укладываюсь. У меня всегда получается много пены - мне так удобнее. Отсчитывать моющее средство по капельке не умею. И мыть без брызг тоже не умею (брызги мешают, но меньше, чем необходимость их отслеживать, так что пусть будут). Так что хвастаться нечем. Но меня всё устраивает, поэтому главное правило безопасности: не заводить дома ревнителей правильного мытья.
А наслаждаться мытьём посуды мне всё же доводилось: когда возвращалась из деревни, так здорово было мыть посуду проточной водой из крана! Да ещё греть не надо, есть и холодная, и горячая. И никаких тазиков - красота!

Заваривать чай. Готовить я не люблю, а чай заварить - это не работа по дому, это как-то само собой.

Убрать из лотка. Это тоже как-то само собой, сразу, и как дело не воспринимается.

Хотя этой зимой уже и лоток, и даже заваривание чая вдруг перешли в разряд дел. Выполняю (как же иначе?), но никогда не думала, что может быть лень такое делать, а теперь почему-то даже для простого требуются силы.

Ну, поменять лампочку, если я до неё дотягиваюсь с табуретки, тоже нельзя назвать работой. А если ни с чего не дотягиваюсь, то это уже не моя работа.

Иногда бывает интересно что-то приготовить. Но редко, по настроению. И то удаётся не всегда: может получиться вкусно, может совсем несъедобно.

Казалось бы, при таком хорошем отношении к монотонности я должна любить гладить. Гладить я терпеть не могу. А после переезда я вдвойне ненавижу гладить, потому что для этого требуется сперва вытащить и разложить гладильную доску, а потом убрать - возиться с доской ещё хуже, чем гладить.

Не знаю, зачем я всё это писала и кому этот список нужен. Разве что показать, что меня не раздражает только самое детское, примитивное.
Tags: фотографии
Subscribe

  • Толцыте

    Записка на двери храма Михаила Архангела. Есть в этом что-то библейское. «Толцыте, и отверзется». Храм оставляет надежду на другую дверь.…

  • Изобразительное

    Оказывается, в Липецк приезжает фотограф Дмитрий Зверев. 1 августа даст мастер-класс по городской фотографии и устроит фотопрогулку. Я не пойду: мне…

  • Контрасты города Е

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Толцыте

    Записка на двери храма Михаила Архангела. Есть в этом что-то библейское. «Толцыте, и отверзется». Храм оставляет надежду на другую дверь.…

  • Изобразительное

    Оказывается, в Липецк приезжает фотограф Дмитрий Зверев. 1 августа даст мастер-класс по городской фотографии и устроит фотопрогулку. Я не пойду: мне…

  • Контрасты города Е