Antigona (antigona88) wrote,
Antigona
antigona88

Categories:
  • Location:
  • Mood:

Разное, бессвязное

Всегда считала изначально порочными аргументы: "Тебе не понять, потому что ты этого не испытывал / не испытывала". В чём-то наша реакция на событие или явление, сильно влияющее на нашу жизнь, меняющее её смысл или вовсе лишающее смысла, действительно непредсказуема для нас самих. Мы не знаем даже себя. Но в целом, исходя из собственной картины мира, из своих аксиологических установок и представлений о себе, человек может судить о справедливости и несправедливости, о радости и счастье, о правильных или неправильных поступках в той или иной ситуации. Человек способен услышать другого, способен понять другого. Всегда до определённого предела, но ведь способен.
Что же касается опыта, он многообразен. И помимо непосредственного события есть опыт увиденного рядом, опыт прочитанного, опыт представленного (ждать с нетерпением или, наоборот, ужасаться, представляя возможное)... И ни один опыт не является ненастоящим, менее ценным. Бунин писал: "Но ведь слишком скудно знание, приобретаемое нами за нашу личную краткую жизнь, - есть другое, бесконечно более богатое, то, с которым мы рождаемся. Для тех чувств, которые возбудили во мне решетка и лицо этого человека, родительских объяснений было слишком мало: я сам почувствовал, сам угадал, при помощи своего собственного знания, особенную, жуткую душу его". Пусть не рождаемся, но впитываем отовсюду, оно не ограничено отдельным событием.

Воспоминание: однокурсницы - девчонки, совсем ещё молоденькие - пытаются убедить меня, что дети гораздо дороже родителей, я этого не осознала лишь потому, что у меня пока нет детей, а так всё впереди. Стоит ли говорить, что у большинства из них (не у всех, но у большинства) ещё нет детей. И у большинства из них ещё живы родители.
Просто они про себя знают: для них дороже дети. Я про себя знаю: нет никого дороже родителей. Знала и раньше, когда была счастлива.

А тут сама вдруг взялась объяснять поучения тем, что люди своего горя ещё не знали, вот и разводят чужую беду руками.
И не подумала, что этот упрёк может принять на свой счёт пусть не половина читателей моего журнала, но всё же многие. Предсказуемо, хоть и неожиданно для меня, приняли-таки.
И я сперва хотела объяснить разницу, но поняла, что самой мне сформулировать трудно. Мне дают советы, и во многих случаях я благодарна уже за участие, подходит ли мне совет или же нет. Но некоторые советы из этого вырываются. За большинством даже неподходящих мне советов и мнений, с которыми я могу быть согласна или не согласна, я всё же вижу живых людей, а за "лучше бы завела деток побольше, тогда бы не беспокоилась по пустякам" или "бросай ныть" нечто античеловеческое, низводящее всё до механизма. И я не знаю, как объяснить, чем отличается "Бросай ныть, всё равно толку никакого" от "Раз всё равно придётся жить, почему бы не уменьшить мучения". Для меня разница очевидна, но объяснить, почему в первом я вижу попытку перепрограммировать сломанного робота, а во втором рассуждения живого человека в ответ на мои слова, я сходу не могу. А объяснить как-то надо, хотя бы потому, что я сама не люблю чувствовать то, чего не понимаю.
Первым пришедшим в голову объяснением было: у людей нет опыта своего горя, всё страшное было обратимо, все потери не касались самых близких, самого дорогого. Но в этом ли дело? Сомневаюсь. Про многовариантность опыта я писала. Нет, не отсутствие опыта делает эти комментарии такими для меня нелепыми.
Вспомнилось (не совсем кстати, но): Недавно попадалась статья, в которой подростковое насилие пытались объяснить тем, что подростки ещё не имеют опыта своей боли, вот и не понимают ценности чужой личности. И не могу согласиться: опыт приходит отовсюду чуть ли не с первых дней. А уж у подростков-то...
Но вернёмся к нашим взрослым комментаторам. Не отсутствие опыта. Но что-то, предполагающее ненужность любого опыта. Не только не прожито, но и не нужно ничего проживать.
Долженствование. Как будто люди уверены в том, что им ведом смысл жизни, что они знают, как надо, сейчас всех научат, а всё остальное, вне их представлений - блажь. В этом дело? Тоже не совсем: нет горячности фанатика, только механистичность.
Думала я, думала, как это охарактеризовать, а потом вспомнила, что у Слуцкого есть замечательное стихотворение (похоже, я готова почти на любой случай в своей жизни отыскать замечательное у Слуцкого, что за чудеса), которое лучше всего характеризует вот таких комментаторов, их отношение к жизни. Именно такое отношение и вызывает у меня отторжение и удивление. Не обиду, но явную попытку подвести меня к грани, которая мне не нужна.
Полюбил своей хладной душой,
то есть был услужлив и верен,
знал, докуда за ней бы дошел,
где бы бросил, если велено.
Все же это была любовь,
чувство, страсть были в этом все же,
и она была подороже
чувства, страсти всякой любой.
Полюбил и ждал от нее
той же верности, той же страсти
в тех же рамках закона и власти,
регулирующих бытие.

Жизнь в этих рамках изначально лишена смысла. А поучающий тон возможен тогда, когда человек живёт в этих рамках и потому "знает, как надо". Вот и ответ.

Ещё возник интересный вопрос: а чего я сама-то хочу, чтобы комментировали или чтобы молчали? Я сама не знаю, чего хочу. И я сама не знаю, что можно написать.
Но мне нестерпимо хочется говорить. Не для какого-то итога или результата, просто не говорить невыносимо. Об этой бессмысленности, о маме, о Сергее. И я понимаю, что ответить тут нечего. И понимаю, что слушать подобное тяжело, читать тоже. У каждого и так хватает своих мучений, своих потерь. Я стараюсь минимизировать вред: прячу под кат; люди, надеюсь, понимают, чего тут можно ждать, могут пролистать, если тяжело. Но молчать не могу.
Ответов хочется? Наверное, да. А каких, не знаю. Как обсуждать, что обсуждать, если с Сергеем у меня не было даже общих знакомых?

В ЖЖ я могу прятать под кат. В живом разговоре тяжелее. Говоря по совести, меня сейчас вообще к людям лучше не подпускать. Деловое общение, вопросы учёбы - это можно, тут я знаю, что говорить, это не тяжело.
А вот более-менее личные разговоры вне формальностей невозможны. Мне интересна одна тема, мне хочется свернуть на одну тему. Я понимаю, что никому кроме меня это неинтересно, стараюсь сдерживаться, это даже удаётся, хотя и не всегда. Надо всё время за собой следить, хочется хоть слово ввернуть, повернуть в то русло... И без этого разговор будет пустым для меня. А если не сдержусь, мучительным и неинтересным для собеседника.
И слёзы слишком близко. Друзья, согласившиеся выслушать, рискуют дождаться того, что я просто буду рыдать, уткнувшись кому-то в плечо. Нет, к людям меня выпускать нельзя.

***
Словарный запас сжимается, и странно наблюдать, как из всего богатства языка остаются два слова - "спасибо" и "сочувствую" (ну или "соболезную", как вариант). Меньше, чем у Эллочки. И кажется формальностью, хотя формальностью не является.
Дали хороший, подходящий мне совет? Спасибо.
Дали неподходящий мне совет, но искренне хотели помочь? Спасибо, это всё равно очень и очень много.
Прочитали и поняли, и я вижу, что меня понимают? Спасибо. Это очень важно. И это больше того, на что я смела надеяться.
Прочитали и написали что-то дежурное вроде "надо просто подождать" или "всё будет хорошо"? Спасибо. Я знаю, что хорошо не будет, но я также вижу, что люди хотят, как лучше - спасибо. А то, что им ещё неведомо знание, что лучше не станет - так и слава богу.

С чужой болью и того сложнее. Я её вижу. Я знаю, что всё пропитано болью, и если кого-то она ещё не сразила, это лишь до поры до времени. Редкие счастливцы - те, кто успевает умереть раньше. Я не прячусь от неё. Я не хочу прятаться, я могу выслушать, я готова быть рядом и я была бы рада помочь. Но я слишком хорошо знаю, что помочь нечем. Воскрешать мёртвых я не умею, никто не умеет, а остальное не нужно. Я уже давно знаю, что не помогут никакие слова. И остаётся дежурное, бесполезное, глупое "сочувствую". Ну или "соболезную". "Ибо ниоткуда нет человеку помощи".
И вы думаете, я не понимаю, как сложно что-то ответить мне?

***
Главное слово, пожалуй, "спасибо". Как ни странно, мне очень везёт на хороших людей, которые почему-то хорошо ко мне относятся. Здесь одинаково важно и "хороших людей" и "хорошо относятся". Интересные люди рядом - уже радость. Но при этом им почему-то ещё и до меня дело есть.
Я многим благодарна. Для меня пятнадцатилетней эта благодарность в сочетании с "не знаю, как отблагодарить" была бы тягостна. Сейчас почему-то не тягостна. Даже наоборот: приносит чистую радость, смешанную разве что со страхом (а ну как разглядят, какая я, увидят, что я недостойна). Но без малейших мыслей о том, смогу ли ответить должным образом.
Не смогу. От меня и не ждут, и не для того помогают. Если я кому-то смогу помочь (из этих людей или нет - не имеет значения) - помогу. От всей души, в меру своих человеческих сил. Если мне могут и почему-то хотят помочь - спасибо.
Наглею?

***
Теперь-то всё ясно: чем быстрее для меня всё кончится, тем лучше.
Но до того, пока жизнь нужна, очень важным принципом мне кажется простая фраза (я не знаю, когда она сложилась у меня в голове, и даже моя ли это фраза или просто где-то услышана и засела в сознание): "В меру своих человеческих сил".
Мы не знаем, что нас ждёт. И сами себя не знаем. Не знаем, как поведём себя. Важно остаться человеком, но не всегда можно. И лучше любых красивых, но порой невыполнимых лозунгов попытка оставаться человеком, пока возможно. Помогать тем, кто нуждается в помощи, в меру своих человеческих сил. Не участвовать в общем преступлении, противиться мерзости в меру своих человеческих сил. Делать что-то важное в меру своих человеческих сил.
Это не так красиво звучит. Но всё же лучше, чем ничего. А меры никто заранее не знает.
И лучше давно вызывавшего у меня протест: "Делай, что должно, и будь, что будет". Нет уж, я не желаю в равной мере принимать всё, что будет! Я живой человек со своими чувствами и желаниями. "Что будет" может нести мне счастье, а может беду, после которой вовсе ничего не будет нужно, вся жизнь лишится смысла. А могут быть полутона, но и тут я не буду в равной мере принимать всё: "будь, что будет".

Если бы я была из тех, кому нужен девиз на гербе или щите, отлично подошло бы: "В меру своих человеческих сил". Правда, если бы я жила там, где это нужно, и была тем, кому это нужно, другим был бы контекст всей жизни, другим было бы моё воспитание, весь мой опыт, я бы думала иначе, ценила иное, и это была бы уже не я.
Subscribe

  • Толцыте

    Записка на двери храма Михаила Архангела. Есть в этом что-то библейское. «Толцыте, и отверзется». Храм оставляет надежду на другую дверь.…

  • Изобразительное

    Оказывается, в Липецк приезжает фотограф Дмитрий Зверев. 1 августа даст мастер-класс по городской фотографии и устроит фотопрогулку. Я не пойду: мне…

  • Контрасты города Е

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Толцыте

    Записка на двери храма Михаила Архангела. Есть в этом что-то библейское. «Толцыте, и отверзется». Храм оставляет надежду на другую дверь.…

  • Изобразительное

    Оказывается, в Липецк приезжает фотограф Дмитрий Зверев. 1 августа даст мастер-класс по городской фотографии и устроит фотопрогулку. Я не пойду: мне…

  • Контрасты города Е