Antigona (antigona88) wrote,
Antigona
antigona88

Избиение солнцем

В прошлый четверг наш факультет пригласили в кино. Елец, город Бунина, вот филологов и позвали на первый показ "Солнечного удара" Михалкова. Я сначала не хотела идти, от Михалкова давно уже ничего хорошего не жду, но потом решила, что рискую оказаться в ситуации "не смотрела, но осуждаю".
И знаете, даже переживать от испорченного Бунина не пришлсь. Потому что Бунина там не осталась, весь стёрся Михалковым. Чушь, но исключительно михалковская, Иван Алексеевич чист.


Было заявлено, что фильм якобы является экранизацией "Солнечного удара" и "Окаянных дней".


"Солнечный удар", растянутый почти на три часа, ударом быть перестаёт. Нет удара, нет вспышки, нет короткого мига, осветившего жизнь. Это Бунин со всякими "вспышками" мелочится, а Михалков и длинную предысторию придумает, и дальнейшую жизнь героя покажет. А что впечатление теряется, так не затем Михалков фильм снимал. На что ему впечатление, если есть идеология, которая лезет почти из каждой фразы все три часа?
Ещё более непонятно, кто и по какой причине назвал это окранизацией "Окаянных дней". Или всё, что о крушении старого мира и начале эмиграции, для Михалкова "Окаянные дни"?

Несмотря на то, что события фильма от книжных далеки, почти всё угадывается за минуту-другую до того, как отобразится на экране. Стоит только главному герою, получившему от фокусника новые часы, приехать в городок на Волге, где все окают, как я уже вспоминаю окающего комиссара Георгия Сергеевича с его часами и жду, что скоро появится какой-нибудь мальчик Георгий. И точно, героя весь день водит по городу Егорий. Стоит офицеру коснуться коляски, как я понимаю, что коляску сейчас пустят по лестнице - должен же Михалков показать, что помнит Эйзенштейна. И всё в таком духе.
Единственное, чего не угадала: когда герой нырнул с берега в Волгу, я подумала, что в момент, когда баржа начнёт тонуть, этот момент повторится как последнее воспоминание (кажется, такое называют флешбеком). Не-а, не повторилось.

Режиссёр отчаянно проталкивает идею, что вся причина бед и крушений в образовании: мальчику рассказали про теорию Дарвина и на один день показали, как живут господа. А ничего не знал бы, жили бы хорошо.
Причём всем уже понятно, куда клонят авторы, уже раз про этого Дарвина сказали, второй напомнили. Но нет, нужно повторять до бесконечности, изображать картинное изумление ("Это выходит, и царь-батюшка от обезьяны"), да ещё напомнить в конце, чтобы самый глупый зритель проникся великой идеей. Какие там намёки и смысловые тонкости! Каждую мысль нужно разжевать и повторить раз двадцать, а то вдруг не поймут.

Идеология пронизывает всё. Все герои у Михалкова чётко делятся на плохих и хороших, причём изображение достоинств или недостатков геря примитивное, карикатурное, проще только ярлычок на лоб наклеить. Хотя бы минималной логики характера нет и не предвидится.
Как показать плохого? Сделать его смешным. Юмор на уровне: "Ха-ха-ха, он говорит по-русски с акцентом, как смешно".
Плохой фокусник нечаянно сломал часы героя, а потом в ресторане карикатурно напился, карикатурно начал объяснять герою, что его место не здесь, а в конце всхлипывает: "Россию жалко". Какого чёрта тот, кому жалко свою страну, будет уговаривать человека, которого он считает порядочным, переехать в другую? Что за бред? Но Михалкову логика не нужна, нужно обозначить смешного и плохого.
Ротмистр-нацист, который постоянно устраивает истерики по малейшему поводу, ругается, что судьбу офицеров решают "мадьяр и жидовка" и что в своё время мало вешали на реях - хороший. (Кстати, почему слово "истеричка" есть, а мужского аналога для него нет? Героям Михалкова подошло бы). Полковник, который говорит ротмистру, что взгляды черносотенцев русскому офицеру не к лицу - плохой, он обязательно окажется доносчиком. И другой хороший и правильный михалковский герой задушит доносчика удавкой и будет произносить прочувствованные монологи о том, какая плохая русская литература, "сто лет себя ****** поливали".
Михалков неуклонно подводит к тому, что если сломанную руку много хвалить, говорить, какая она правильная, прямая, ровная, не обращать ни малейшего внимания на перелом, то перелома и не будет. Наши руки - самые целые руки в мире!
Не нужно ни Гоголя, ни Чехова, ни Бунина - нужен один Михалков, который всё за них допишет идеологически верно.

Вот только интересно, понимает ли сам Михалков, к чему он таким образом ведёт. Задумывается ли, что останется, если вот это самое "вредное" и "плохое" забыть, а оставить только "ура"? Что у нас тогда за культура будет? Или всерьёз считает себя столь великим, что ни Пушкина, ни Толстого не нужно?

Subscribe

  • Мама, Мурка и я

    В деревне у маминых родителей. Я держу на коленях Мурку. На заднем плане стоит мама.

  • Сова, открывай, медведь пришёл!

    Трёхлетняя я и глупый медведь Винни-Пух. Оборот отсканирован не очень хорошо.

  • Дракон над городом

    Возвращаюсь я вчера в Елец, а над городом распростёр крылья огромный дракон. Издалека: Вблизи — над башнями, над церквями, над домами:

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • Мама, Мурка и я

    В деревне у маминых родителей. Я держу на коленях Мурку. На заднем плане стоит мама.

  • Сова, открывай, медведь пришёл!

    Трёхлетняя я и глупый медведь Винни-Пух. Оборот отсканирован не очень хорошо.

  • Дракон над городом

    Возвращаюсь я вчера в Елец, а над городом распростёр крылья огромный дракон. Издалека: Вблизи — над башнями, над церквями, над домами: