June 23rd, 2018

Мне 16 лет.

"Только тот, кто пронёс эту тяжесть на смертных плечах"

Вчера днём приехала из Липецка, но в Интернет не выходила. Сейчас узнала, что вчера умер Наум Коржавин.

ПИСЬМО В МОСКВУ
Сквозь безнадёгу всех разлук,
Что трут, как цепи,
«We will be happy!», милый друг,
«We will be happy!»

«We will be happy!» – как всегда!
Хоть ближе пламя.
Хоть века стыдная беда
Висит над нами.

Мы оба шепчем: «Пронеси!»
Почти синхронно.
Я тут – сбежав… Ты там – вблизи
Зубов дракона.

Ни здесь, ни там спасенья нет –
Чернеют степи…
Но, что бы ни было – привет! –
«We will be happy!»

«We will be happy!» – странный звук.
Но верю в это:
«Мы будем счастливы», мой друг,
Хоть видов нету.

Там, близ дракона, нелегко.
И здесь непросто.
Я так забрался далеко
В глушь… В город Бостон.

Здесь вместо мыслей пустяки.
И тот, как этот.
Здесь даже чувствовать стихи
Есть точный метод.

Нам не прорвать порочный круг,
С ним силой мерясь…
Но плюнуть можно… Плюнем, друг!
Проявим серость.

Проявим серость… Суета –
Все притязанья.
Наш век всё спутал: все цвета
И все названья.

И кругом ходит голова.
Всем скучно в мире.
А нам не скучно… Дважды два –
Пока четыре.

И глупо с думой на челе
Скорбеть, насупясь.
Ну, кто не знал, что на Земле
Бессмертна глупость?

Что за нос водит нас мечта
И зря тревожит?
Да… Мудрость миром никогда
Владеть не сможет!

Но в миг любой, пусть век колюч,
Пусть всё в нём дробно,
Она, как солнце из-за туч,
Блеснуть способна.

И сквозь туман, сквозь лень и спесь,
Сквозь боль и страсти
Ты вдруг увидишь мир как есть,
И это – счастье.

И никуда я не ушел.
Вино – в стаканы.
Мы – за столом! Хоть стал наш стол
В ширь океана.

Гляжу на вас сквозь целый мир,
Хочу вглядеться…
Не видно лиц… Но длится пир
Ума и сердца.

Всё тот же пир… И пусть темно
В душе, как в склепе,
«We will be happy!»… Всё равно:
«We will be happy!»

Да, всё равно… Пусть меркнет мысль,
Пусть глохнут вести,
Пусть жизнь ползёт по склону вниз
И мы – с ней вместе.

Ползёт на плаху к палачу,
Трубя: «Дорогу!»
«We will be happy!» – я кричу
Сквозь безнад ёгу.

«We will be happy!» – чувств настой.
Не фраза – веха.
И символ веры в тьме пустой
На склоне века.

Моё любимое "Вступление в поэму" наверняка повторили не один раз. Ну и пусть.
ВСТУПЛЕНИЕ В ПОЭМУ
Ни к чему,
         ни к чему,
                     ни к чему полуночные бденья
И мечты, что проснешься
                          в каком-нибудь веке другом.
Время?
        Время дано.
                   Это не подлежит обсужденью.
Подлежишь обсуждению ты,
                        разместившийся в нем.
Ты не верь,
            что грядущее вскрикнет,
                               всплеснувши руками:
«Вон какой тогда жил,
                           да, бедняга, от века зачах».
Нету легких времен.
                   И в людскую врезается память
Только тот,
                кто пронес эту тяжесть
                                  на смертных плечах.
Мне молчать надоело.
                    Проходят тяжелые числа,
Страх тюрьмы и ошибок
                      И скрытая тайна причин...
Перепутано — все.
              Все слова получили сто смыслов.
Только смысл существа
                      остается, как прежде,
                                                     один.
Вот такими словами
               начать бы хорошую повесть, —
Из тоски отупенья
                        в широкую жизнь переход...
Да! Мы в Бога не верим,
                       но полностью веруем в совесть,
В ту, что раньше Христа родилась
                              и не с нами умрет.
Если мелкие люди
                           ползут на поверхность
                                                      и давят,
Если шабаш из мелких страстей
                                   называется страсть,
Лучше встать и сказать,
                          даже если тебя обезглавят,
Лучше пасть самому,—
                  чем душе твоей в мизерность впасть.
Я не знаю,
               что надо творить
                              для спасения века,
Не хочу оправданий,
                   снисхожденья к себе —
                                              не прошу...
Чтобы жить и любить,
                       быть простым,
                           но простым человеком —
Я иду на тяжелый,
                 бессмысленный риск —
                                                  и пишу.
1952
Профиль Холмса

Загадочные слова

Сейчас набирает популярность слово тоддлер. Слово-то, пожалуй, и неплохое: можно представить, что так названо фантастическое существо, несущее смерть, а может, вестник между миром мёртвых и живых. Но сложно осознать, что на самом деле слово, в котором отчётливо слышится Tod, означает ребёнка от года до трёх лет.
Ну да, "ребёнок ближе всех к небытию"...

Ещё мне нравится слово Giftbox: звучит загадочно, но кому же нужна коробка с ядом?
Я. Фото Ирины Подовинниковой.

"Несбывшееся, несбывшееся, Ты позовешь, позовешь, позовешь за собой меня"...

Подарки уже приходят. Но тут больше чем подарок, тут волшебство. Кулон от jack_bird. Сине-белый. Когда я его только увидела, мне сразу вспомнилось:
Под старость или в расцвете лет,
Ночью и средь бела дня
Твой голос придёт, как внезапный свет,
И ты позовешь меня.

Несбывшееся, несбывшееся,
Ты позовешь, позовешь, позовешь за собой меня,
Ты позовешь меня.

Пока надела с бечёвкой (вполне морское настроение), на днях заменю синей ленточкой, чтобы больше подходило и не переворачивалось.

Спасибо!
  • Current Mood
    "Несбывшееся зовет нас, и мы оглядываемся, стараясь понять, откуда прилетел зов"
  • Tags
    ,