September 6th, 2017

Мне 16 лет.

80 лет со дня рождения Геннадия Шпаликова


Отпоют нас деревья, кусты,
Люди, те, что во сне не заметим,
Отпоют окружные мосты,
Или Киевский, или ветер.

Да и степь отпоет, отпоет,
И товарищи, кто поумнее,
А еще на реке пароход,
Если голос, конечно, имеет.

Басом, тенором — все мне одно,
Хорошо пароходом отпетым
Опускаться на светлое дно
В мешковину по форме одетым.

Я затем мешковину надел,
Чтобы после, на расстоянье,
Тихо всплыть по вечерней воде
И услышать свое отпеванье.

ПЕРЕДЕЛКИНО

Меняют люди адреса,
Переезжают, расстаются,
Но лишь осенние леса
На белом свете остаются.

Останется не разговор
И не обиды — по привычке,
А поля сжатого простор,
Дорога лесом к электричке.

Меж дач пустых она вела,—
Достатка, славы, привилегий,
Телега нас обогнала,
И ехал парень на телеге.

Останется — наверняка —
В тумане белая река,
Туман ее обворожил,
Костром на берегу украсил,
На воду бакен положил —
Движение обезопасил.
                       Г.Ф. Шпаликов
Мне 16 лет.

(no subject)

Давно занимает меня один вопрос. Как вопрос он, конечно, не имеет смысла, потому что задавать его некому. Может, правильнее назвать удивлением, непониманием. Не знаю.

Да, не секрет, что весь мир полон боли, что безопасности в принципе не существует, что никто не застрахован от потерь, в том числе и от тех, после которых и жизнь уже становится не нужна, бессмысленна, мучительна. Всё это так хорошо известно, что и говорить уже неприлично: банальность, общее место. Я не удивляюсь.
Я не могу понять другого: почему человек бывает вынужден терпеть всё, что дальше?
Борис Слуцкий - девять страшных лет сплошной пытки. Это не оправдать даже вкладом в литературу, если им вообще что-то можно оправдать (стоит ли хоть что-то в мире такой боли?): стихи о Татьяне Дашковской были написаны в первые месяцы, а потом уже ни строчки. Только боль.
Дарья Шпаликова, дочь Геннадия Шпаликова и Инны Гулаи. Она потеряла всех, кого любила. А мучение продолжается. Если бы можно было чем-то помочь, что-то исправить, другое дело. Но ей не поможешь, никого не воскресишь.
И мало ли ещё таких историй? Мало того, что человеку приходится выдержать муку, так она ещё и длится до бесконечности.

Не задумывалась об этом, пока сама не угодила в эту длительность.