November 25th, 2016

Мне 16 лет.

Про банан

Когда я была совсем маленькой (думаю, ещё до 1990 года, так что мне не было и двух лет), кто-то привёз из Москвы редкое лакомство - банан. Конечно, зелёный. Чтобы банан дозрел, его решили оставить на солнечном свете - привязали леской к карнизу для штор на кухне. Посередине. И банан висел перед окном, как полумесяц. Эту картину я хорошо запомнила.
За время своего "дозревания" банан не только не покрылся тёмными пятнами, но даже не пожелтел. Решили дать мне то, что есть. Каким же он оказался вкусным!
Вскоре бананы появились в продаже, и я была немного разочарована: у них совсем не тот вкус. Но когда мне попадаются в магазине недозревшие зелёные бананы, всегда покупаю. Они-то по вкусу почти такие, как мой первый изумительный банан-месяц.

Про банан есть ещё интересная история. Я уже не помню, но мама рассказывала, что вскоре после того, как меня угостили бананом, я сидела, рассматривала открытку с Кремлём, и мне сказали, что на открытке Москва. Я мечтательно протянула: "Мотя... Бамам..." Мама посмеялась, потом любила вспоминать, как я соотнесла банан и Москву.
А в мае 2010 года, уже будучи студенткой, я как-то поехала в Москву на один день походить по музеям: утром поезд приходит, вечером уходит. Чтобы не отвлекаться и избежать лишних трат, перекус захватила с собой: ну, яблоко, банан, ничего особенного. И днём, на Патриарших, опуская в урну шкурку от уже съеденного банана, я вдруг вспомнила мамин рассказ и рассмеялась. Вот и дожила: приехала в Тулу со своим самоваром в Москву со своим бананом.
Ушкова.

Возвращаясь к старому разговору. И о просвещении

Я наконец поняла, что мне напоминают люди, объясняющие депрессией любое самоубийство, даже в том случае, когда у погибшего были явные причины.
Людей, которые любую смерть объясняют онкологическим заболеванием. И призывают к ранней диагностике, разъясняют, что рак излечим, но нужно вовремя обратиться к врачу. Правильно делают, между прочим: болезнь страшная, но излечимая, вовремя обратиться к врачу или отправить к врачу близкого очень важно.
Но вот, допустим, человек попал под автомобиль пьяного водителя, врезавшегося в автобусную остановку. И эти люди начнут объяснять, что вся беда в том, что близкие не отвели его вовремя к врачу, вот и проморгали рак. А обнаружили бы, никакая бы машина не сбила, это всё только от рака. При любой попытке сказать, что возможна и другая причина, возмутятся и обвинят в неуважении к больным раком.

Будут они правы? Нет. Сделает ли их неправота и сам факт смерти по другой причине рак менее опасным заболеванием? Тоже нет. Становится ли менее важной ранняя диагностика и распространение информации о болезни? Нет.

Депрессия - болезнь. От неё погибают. Об этом нужно говорить. Важно объяснять, почему нет ничего постыдного в лечении, почему подбадривания и добрые слова, равно как и призывы взять себя в руки не помогут.
Но кроме депрессии существует смерть родителей, смерть детей, страх репрессий (это смотря где и в какой период повезло или не повезло родиться), профессиональный крах, утеря таланта (или ещё чего-либо, без чего человек себя не мыслит), кризис смысла жизни. Делает это депрессию менее страшной? Нет. Делает это просвещение менее важным? Нет.
Просто желательно не смешивать одно с другим. Этим и людям с депрессией (она-то без причин вполне обходится, неплохо бы уже понять, что "да из-за чего у тебя может быть депрессия, вот у меня муж умер, и то я пережила" - вредный и опасный бред) не поможешь, и тем, у кого другие причины, смысл жизни не вернёшь.