February 23rd, 2014

Ушкова.

Теперь-то уже ничего не важно, но задело

Когда читала о родственниках в реанимации, наткнулась на запись одной женщины. Запись совсем недавняя. Только о детях в реанимации.
Женщина и раньше писала, что нужно пускать только тех родителей, чьи дети лежат в реанимации долго, а те, у которых детей через два-три дня могут перевести в отделение, обойдутся. И теперь возмущается: "Да, всем тяжело, но твоего ребенка, блин, через два дня переведут и будешь его успокаивать, а наши дети там надолго". Интересно, ей приходит в голову, что реанимация - такое место, откуда могут через два-три дня перейти в отделение, а можно (когда минуту назад ничего не подозревали) на кладбище через те же два-три дня, два-три часа или две-три минуты? И уже больше никогда не увидишь дорогого тебе человека живым. Никогда, ни разу в своей жизни. Никакими усилиями. Или до других ей просто дела нет, лишь бы ей было легче?
Это она возмущена тем, что "Какая-то мамаша (хотела плохое слово написать, потому что именно так про нее и думаю) - устроила массивный скандал, с привлечением министерства и прочего на тему "почему одних родителей пускают а других не пускают" (несколькими постами ниже по тегу реанимация я писала почему так) - в итоге - сегодня в течение часа огромное количество родителей ждали и их так и не пустили к их детям. Благодаря одной... мамане".
То есть виновата мать, желающая увидеть ребёнка, а не те, кто считает себя вправе не пускать в реанимацию вовсе. Ну-ну.

Неужели не понимает, что тут никто никаких гарантий не даёт? И может статься так, что вот эта женщина с больной дочерью отправится наконец домой, что, пусть и скитаясь по больницам, но всё же сможет вырвать у судьбы ещё не один год жизни, а та, которая не могла понять, почему ей нельзя, отправится на кладбище хоронить своего ребёнка. Да, может быть и наоборот. А может, обе отправятся домой, кто раньше, кто позже. А может, обе на кладбище. Никто не знает, никто ничего не гарантирует.
Но как можно не понимать, что вот такое свидание может стать последним, даже если казалось, что всё идёт по плану и завтра переведут в общую палату? Она может себе представить, что тогда будет значить каждая минута, проведённая или не проведённая с дорогим человеком?

Это о родителях к детям. О других ситуациях (хотя бы"детей к родителям") речи вообще не идёт.
При этом переживает, что её пускают к дочери всего на три часа. Можно понять, как ей тяжело (потому и не пишу комментариев этой женщине, потому и не даю ссылку на её журнал). Но меня к маме не пускали даже на десять минут, даже на минуту. И я больше никогда её не увижу.