April 14th, 2013

Ушкова.

Неделя.

Ровно неделя в больнице. А кажется, что прошло месяца два, три.
А ещё мне кажется, что я уже в аду. Я боюсь представить, что чувствует мама. Боюсь и всё время пытаюсь представить.
Всё бы сделала уже даже не для того, чтобы всё было хорошо, а хотя бы для того, чтобы быть вместо неё, чтобы это мне было плохо, чтобы мне, а не ей, было больно.

Что труднее всего делать? Оказывается, труднее всего ничего не делать. Понимать, что решается самое главное, а ты ничего не можешь.
Всё странно. Чай наливать - странно: мама в больнице, а я чай наливаю. Читать странно: мама в больнице, а я читаю. Странно говорить, сидеть, стоять, лежать, ходить. Она в больнице, почему я для неё ничего не делаю?

Мыла бы полы, выносила бы судна, лишь бы видеть её каждый день. Хотя бы издалека.