Мне 16 лет.

Улыбка

Уже в дверях прихожей
На фоне тьмы ночной
Он оглянулся всё же,
Но вяло, как больной.

Взирая покаянно
На мир, что посетил,
Он улыбнулся странно,
Как будто всех простил.

Те двое, что развязно
Пришли за ним - к нему,
Покашливали страстно,
Маня его во тьму.

Жена, сцепив ладони,
Теряла цвет лица.
Скрипели снегом кони
У мерзлого крыльца.

...По чьей, по чьей ошибке
(измыслить нелегко)
Владелец той улыбки
уехал далеко?

Но свет улыбки бедной,
Питавшей вдовьи сны,
Возжег румянец бледный
На сумерках страны.
                     Г.Я. Горбовский
  • Current Mood
    День памяти жертв политических репрессий
  • Tags
Из-под снега...

Любимая стена

В Ельце у меня есть не только любимые здания, но и любимая стена. Старая (а может, и нет: когда построили, не знаю, но на вид старая) кирпичная стена, а за ней деревья. Она на моей улице, я часто хожу мимо и всегда любуюсь. Живописно в любое время года.
Эти фотографии сделаны в прошлом октябре. "И природа в болезненном мраке не похожа сама на себя".
Collapse )
Я долго не знала, что за здание там в глубине. И была ленива и нелюбопытна. Уточнила - туберкулёзный диспансер. Вот вам и "Волшебная гора" (я знаю, что диспансер и санаторий - разные учреждения).
Из-под снега...

В Минске арестован поэт Дмитрий Строцев

ночью стонала земля
в город вползала броня
чтобы уже белый день
голых утюжить людей

это в кошмаре другом
пятится ржавый дракон
давят его чугуны
детское темя земли
27.09.2020

***
поэт
как всякий человек
хочет проспать
весь этот ужас

он
нечаянно для себя
ускользает в сон
гефсиманский апостольский
в сон
семи отроков эфесских

а пробуждается
уже
в золотом веке
поэзии гармонии и свободы
или
на этапе в гулаг
                Д.Ю. Строцев

Песня Елены Фроловой на стихи Дмитрия Строцева.


Новость об аресте
Мне 16 лет.

(no subject)

… И снилося мне, что осенней порой
В холодную ночь я вернулся домой.
По тёмной дороге прошёл я один
К знакомой усадьбе, к родному селу…
Трещали обмёрзшие сучья лозин
От бурного ветра на старом валу…
Деревня спала… И со страхом, как вор,
Вошёл я в пустынный, покинутый двор.

И сжалося сердце от боли во мне,
Когда я кругом поглядел при огне!
Навис потолок, обвалились углы,
Повсюду скрипят под ногами полы
И пахнет печами… Заброшен, забыт,
Навеки забыт он, родимый наш дом!
Зачем же я здесь? Что осталося в нём,
И если осталось — о чём говорит?

И снилося мне, что всю ночь я ходил
По саду, где ветер кружился и выл,
Искал я отцом посажённую ель,
Тех комнат искал, где сбиралась семья,
Где мама качала мою колыбель
И с нежною грустью ласкала меня, —
С безумной тоскою кого-то я звал,
И сад обнажённый гудел и стонал…
                                            И.А. Бунин
  • Current Mood
    Обстоятельства другие, а вспоминается при мыслях о Липецке
  • Tags
2012

Нескучный

Ландшафт в Нескучном какой-то совсем не московский. Больше похож на предгорье: пройдешь по навесному мосту через пропасть и окажешься у подножья Альп. А там Волшебная гора, пансионат для чахоточных, Ганс Касторп.

Это Григорий Служитель, автор "Дней Савелия", пишет про Нескучный сад. Одно из моих любимых мест на свете. Прекраснейшие - Нескучный сад и Коломенское, Коломенское и Нескучный сад.
Очень хочется там пересечь границу и отправиться в прошлое. В нужную жизнь.
Мне 16 лет.

102 года со дня рождения Александра Галича

По ночному ледку озноба
Возвращаюсь на время — к детству!
Как тесна челноку — основа,
Как мешает опара — тесту...
17 января 1969

***
Моей матери
От беды моей пустяковой
(Хоть не прошен и не в чести),
Мальчик с дудочкой тростниковой,
Постарайся меня спасти!

Сатанея от мелких каверз,
Пересудов и глупых ссор,
О тебе я не помнил, каюсь,
И не звал тебя до сих пор.

И, как все горожане грешен,
Не искал я твой детский след,
Не умел замечать скворешен
И не помнил, как пахнет свет.

...Свет ложился на подоконник,
Затевал на полу возню,
Он — охальник и беззаконник —
Забирался под простыню.

Разливался, пропахший светом,
Голос дудочки в тишине...
Только я позабыл об этом
Навсегда, как казалось мне.

В жизни глупой и бестолковой,
Постоянно сбиваясь с ног,
Пенье дудочки тростниковой
Я сквозь шум различить не смог.

Но однажды, в дубовой ложе,
Я, поставленный на правеж,
Вдруг такие увидел рожи —
Пострашней балаганьих рож!

Не медведи, не львы, не лисы,
Не кикимора и сова, —
Были лица — почти как лица,
И почти как слова — слова.

За квадратным столом, по кругу,
В ореоле моей вины,
Все твердили они друг другу,
Что они друг другу верны!

И тогда, как свеча в потемки,
Вдруг из дальних приплыл годов
Звук пленительный и негромкий
Тростниковых твоих ладов.

И отвесив, я думал, — дерзкий,
А на деле смешной поклон,
Я под наигрыш этот детский
Улыбнулся и вышел вон.

В жизни прежней и жизни новой
Навсегда, до конца пути,
Мальчик с дудочкой тростниковой,
Постарайся меня спасти!
1972
                                    А.А. Галич
Мне 16 лет.

Просто отрывок

И еще этот дом я помню потому, что я потеряла там во дворе свой зеленый кувшинчик. Наверное, у каждого ребенка бывает свой «зеленый кувшинчик» — любимая игрушка, которую любишь неизвестно за что и незнамо с какой поры. Я привезла его в кармане из Читы и всегда гуляла с ним. В зависимости от времени года сыпала в него то песок, то снег или черпала воду из луж. Дома украдкой я пила из него воду из-под крана. И во всех своих кукольных жилищах ставила в него цветы.

Гулять во дворе мне разрешалось одной, но я потихоньку выскальзывала за калитку и прохаживалась вдоль красивой чугунной решетки, изучая ее причудливый рисунок не с внутренней, а с наружной стороны. И это давало мне чувство свободы. Вначале я разрешала себе прогулку только вдоль решетки и, когда она кончалась, поворачивала назад. Постепенно пространство звало меня все дальше и дальше, я стала доходить до конца квартала и в одну и в другую сторону, потом даже поворачивать за угол. Однажды я обнаружила, что если все идти и идти, заворачивая вдоль домов, то опять придешь к своему скверику, только с другой стороны. Это меня так окрылило, что я стала, как завороженная, постоянно вращаться по кругу. При этом я обычно там, где были решетки или заборы, своим кувшинчиком пересчитывала прутья, а потом убирала его в карман. И вдруг его в кармане не оказалось. Я не поверила себе и чуть не разделась, чтобы проверить, нет ли его все же где-то на мне. Кувшинчика не было. И я пошла, ища его в каждой трещинке тротуара, за всеми заборчиками и подворотнями моего маршрута. И не нашла!

Этот дом 26 — 28 и весь мой маршрут потом я не раз обходила как участковый врач — это не был мой участок, но я часто заменяла там врача. И всегда заново искала свой кувшинчик. Да и сейчас, если мне приходится идти мимо, я не могу не вспомнить свой кувшинчик и каждый раз ловлю себя на том, что всматриваюсь во все ямки, в трещины домов и заборов и все ищу, ищу.
Е.Г. Боннэр, "Дочки-матери"
  • Current Mood
    Только начала, нравится очень
Я. Фото Ирины Подовинниковой.

Две фотографии

После фотосессии у Ирины Хожаиновой в прошлом октябре я написала, что скоро здесь будет много фотографий. А потом почти ничего и не выложила: и загружать тяжело, и, главное, нет подходящего надёжного места после закрытия Яндекс.Фоток. Для хранения в альбоме ЖЖ объём слишком большой.
Но сейчас загрузила парочку выбранных почти наугад и решила поделиться.

Это в Дининой "Библиотеке" на Октябрьской, 28. Там ещё шёл ремонт, но воспользоваться "Библиотекой" как фотостудией нам позволили.


А это одна из первых фотографий в то утро. Рядом с Липецким драматическим театром.